Четверг, 18 апреля, 2024
spot_imgspot_imgspot_imgspot_img

В центре внимания

Что самое ценное могут забрать у Коломойского

Еще в пятницу были арестованы активы дважды подозреваемого олигарха Игоря Коломойского. По крайней мере, об этом поспешило отчитаться НАБУ после выдвижения ему второго подозрения. Как известно, пока руководители НАБУ заседали в Вашингтоне, их ведомство опередили СБУ и БЭБ, которые успели отправить Коломойского в СИЗО по подозрению в мошенничестве.

Через пару дней к Игорю Валерьевичу, который уже отдыхал в заведении СБУ на Аскольдовом переулке в Киеве, добежали детективы НАБУ. И вменили ему хищения в ПриватБанке.

Выдав после этого пресс-релиз об аресте его активов для возможной конфискации, но почему-то только на 48 часов. Которые сегодня собственно и истекают. При этом, БЭБ и СБУ об активах олигарха не особо докладывали.

Теорий на тему этого забега довольно много. Начиная от попытки спрятать Игоря Валерьевича от сурового, но справедливого американского правосудия, которое много лет им интересуется, до едва ли не примерки на олигарха робы Ходорковского 20-летней давности.

Как бы там ни было, но, как показывает опыт, в первую очередь надо обратить внимание на другой вопрос. А что ценного осталось у Игоря Валерьевича? Чувства подсказывают, что как бы ни закончились его многочисленные уголовные дела, имущество придется сдавать в любом случае.

Хотя, честно говоря, Коломойский уже давно начал это делать.

Сначала его отключили от государственного Центрэнерго, где сидел “приватовский” менеджмент и рулил компанией в нужном направлении. Туда зашли люди, ориентированные на ОП.

Затем в президентскую вертикаль в лице Минобороны были изъяты бриллианты коломойской империи – Укрнафта и Укртатнафта. Основание – война.

Что же осталось у некогда сверхвлиятельного олигарха?

Есть ферросплавные заводы в Никополе и Запорожье. Сомнительный бизнес в нынешних военных условиях, а также с учетом теплого отношения к этим активам давнего друга Коломойского Виктора Пинчука. Есть миноритарные пакеты акций в облэнерго. Не менее сомнительный бизнес по тем же причинам. Масса объектов недвижимости – интересно, но не мечта всей жизни.

Но есть еще кое-что, что, по крайней мере в былые времена, перевешивало Укрнафту с ферросплавами вместе взятые.

Это телеканал 1+1. С его лицензиями, сверхмощной производственной базой, раскрученным брендом, сетевыми каналами с миллионной аудиторией и верными кадрами.

“Плюсы” – это же не только кусок телемарафона. Это и “УНИАН”, и “ТСН”, и многое другое. Сверхмощный информационный механизм, даже в нынешних условиях.

Работающая, как часы из любимой Коломойским Швейцарии, фабрика по производству новых политиков, и мочилова других.

Игорю Валерьевичу никогда не был присущ холодный расчет его коллеги Рината Леонидовича, который, оценив риски, вышел из медиа-бизнеса и сдал производственную базу куда надо. И в целом не имеет особых проблем.

По Киеву активно ходят слухи о том, что именно акции “плюсов” – это то имущество, которое Коломойскому придется сдать, что с поездкой в США в один конец, что с приговором родного украинского суда, что с возвращением в Буковель.

Особенно, если таки победит желание сходить на выборы во время войны. По крайней мере, фабрика Коломойского не развернется против своих любимых созданий.

Кстати, со структурой собственности “плюсов” и отношениями с сотрудниками и партнерами у Игоря Валерьевича не все просто. Когда он в последний раз очень переживал за судьбу телеканала, в структуру собственности были введены доверенные журналисты. Некоторые из них потом стали народными депутатами от “слуг”, вроде Ольги Василевской-Смаглюк или Александра Дубинского.

Некоторые из счастливых миноритариев остались работать, но откровенно мигрировали в сферу влияния ОП, как любимый интервьюер власти Наталья Мосейчук.

Да и не будем забывать об акциях экс-министра культуры в правительстве “слуг” Александра Ткаченко, многолетних партнеров Коломойского – Юрия Кипермана и братьев Суркисов. Уже не считая упрямых слухов о принадлежности определенного пакета семье предателя Украины Виктора Медведчука.

И что-то как-то никто не защищает своего старшего партнера в медиа-бизнесе. Немножко странно.

Пересказывая эти размышления, остряки добавляют свежую политическую шутку о том, как у Папы Карло конфисковали любимый рубанок.

Впрочем, кажется, здесь уместнее вспомнить классика французской литературы, который все написал еще в 17 веке: “Ты сам этого хотел, Жорж Данден”.

spot_img
spot_img

Latest Posts

spot_imgspot_img

Не пропусти