Вторник, 23 июля, 2024
spot_imgspot_imgspot_imgspot_img

В центре внимания

Что Украина ждет от США и потеряет ли Киев союзника после выборов в Америке

Зачем в Киев приезжал Энтони Блинкен, о чем скоро будут говорить Владимир Зеленский и Джо Байден, станет ли избрание Дональда Трампа катастрофой для Украины – подробнее в материале.

На следующей неделе президент Владимир Зеленский отправится в США, во второй раз за время полномасштабной войны. Официальная программа – участие в сессии Генассамблеи ООН. Но с американским президентом Джо Байденом, безусловно, состоится и отдельная встреча.

У украинского и американского лидеров – бесконечное количество тем для обсуждения. Их последние переговоры, на июльском саммите НАТО в Вильнюсе, длились вдвое дольше запланированного, а по словам Зеленского, “мы бы говорили еще дольше”.

Это неудивительно, ведь США являются для Украины союзником номер один по объемам различной помощи, ядром всей западной коалиции. Но и Украина очень плотно вошла во внутриамериканскую повестку дня и точно станет одной из главных тем набирающей ход президентской кампании.

Трамп и все-все-все

С началом полномасштабной войны команда Зеленского в работе с западными странами сделала ставку не только на политический истеблишмент, но и на апелляцию непосредственно к избирателям. А те уже снизу давили на свою власть, чтобы та оказывала помощь Украине. В целом такой подход оправдался, яркий пример – Германия, где инертность политической элиты удавалось преодолевать с огромным трудом.

С другой стороны, в случае изменения общественных настроений в любой стране-союзнике, не в пользу Украины, ее руководство будет вынуждено точно так же корректировать уровень своей вовлеченности в войну.

Текущие тренды настроений рядовых американцев дают некоторые поводы для опасений. Так, согласно опросу CNN и исследовательской компании SSRS, за последние полгода количество избирателей, которые считают, что США должны больше помогать Украине, сократилось с 62% до 48%. При этом мнения очень поляризованы: симпатики демократов гораздо больше настроены помогать Украине, чем республиканцы.

В других опросах конкретные цифры могут отличаться, но общий тренд очевиден – популярность проукраинской позиции в США сокращается, пусть пока и не катастрофически (за дальнейшее оказание помощи Украине до сих пор выступает большинство американцев). Еще один тревожный момент – по украинскому вопросу мнения беспартийных избирателей все ближе сходятся с позициями республиканцев, а именно неопределившийся электорат и решит судьбу президентской гонки-2024.

В политической элите схожая ситуация. Украина до сих пор пользуется поддержкой обеих американских партий, о чем не устают напоминать в Вашингтоне. Тем не менее лагерь украиноскептиков (республиканцев, поддерживающих Дональда Трампа) со временем становится не только громче, но и влиятельней.

Уже в этом месяце двухпартийная поддержка Украины в Конгрессе пройдет серьезный тест. Администрация Байдена внесла на его рассмотрение бюджетный законопроект общим объемом в 40 миллиардов долларов, из которых 24 миллиарда – в рамках помощи Украине (впрочем, непосредственно военная помощь ограничивается 13,1 млрд дол., часть которых еще и пойдет на пополнение запасов Пентагона).

Обе стороны – и администрация Байдена, и трамписты-украиноскептики прибегают к различным уловкам, отмечает Politico. Так, Белый дом включил в “украинский” законопроект финансирование и массы других, не связанных с войной, но популярных среди избирателей вопросов, например, борьбы с наркотиками (тактика, очень популярная и в нашей Верховной раде). Ставка на то, что республиканцам будет трудно объяснить, почему они за это не проголосовали. Кроме того, голосование в Конгрессе примерно совпадет по времени с визитом и публичными выступления Зеленского в США – это тоже планируется использовать как фактор давления.

У оппонентов свои аргументы популистского характера. Самый очевидный – законопроект Белого дома предлагает выделить 24 миллиарда на связанные с российско-украинской войной вопросы, а на домашние потребности США – оставшиеся 16 миллиардов. Поэтому трамписты уже сейчас разгоняют свой любимый аргумент: дескать, Байден и его команда больше озабочены проблемами находящейся в тысячах миль Украины, чем интересами самих американцев.

Естественно, как и везде в политике, играет роль и персональный фактор. Ключевую роль в принятии нового пакета помощи сыграет спикер Палаты представителей Кевин Маккарти. Его положение очень шаткое, свое кресло в начале этого года он занял лишь с пятнадцатой попытки. И трампистское крыло фракции республиканцев открыто шантажирует его возможной отставкой, причем успешно.

Так, после месяцев колебаний он все же решился дать старт процедуре импичмента Байдена – затея, не имеющая даже теоретических шансов на успех, но яро поддерживаемая Дональдом Трампом и его адептами. В условиях, когда противостояние Байдена и Маккарти приобретает уже и персональный характер, успешное прохождение нового пакета помощи Украине становится еще более проблематичным.

В июле 70 конгрессменов-республиканцев (треть всей фракции) проголосовали за то, чтобы полностью прекратить всякую помощь Украине. Предложение разгромно провалилось, но история с импичментом показывает, что трампистское меньшинство республиканцев вполне может влиять на позицию всей партии.

Все эти трудности – демо-версия того, что может ждать Украину в следующем году, когда президентская кампания в США наберет полный ход. О том, что в 2024-ом получать помощь от США станет сложнее, чем сейчас, говорят и информированные собеседники РБК-Украина в Киеве.

Со стороны Демократической партии особой интриги нет – Байден на данный момент выглядит безальтернативным кандидатом. У республиканцев борьба в разгаре, хотя фаворит давно очевиден: согласно усредненным данным опросов от портала FiveThirtyEight, Дональд Трамп лидирует с 53% процентами поддержки среди республиканцев. Губернатор Флориды Рон Десантис, который еще несколько лет назад виделся реальным конкурентом Трампа, резко сдал позиции, но удерживает за собой второе место с 13,4% поддержки.

На третье место с рейтингом 7% неожиданно вышел 38-летний бизнесмен индийского происхождения Вивек Рамасвами, не имеющий никакого политического опыта. Очевидно, взлет популярности Рамасвами обеспечили его резкие и противоречивые заявления, в том числе и по Украине. Он не только выступает за прекращение помощи Украине, но и за “заморозку конфликта”, то есть за признание оккупации Россией части украинской территории.

Рамасвами, о котором говорят, что он “пытается быть большим Трампом, чем сам Трамп”, снискал расположение бывшего президента – так, Трамп заявил, что открыт к идее номинировать Рамасвами как своего кандидата в вице-президенты. Очевидно, в этом и состоит задача молодого бизнесмена в этой кампании, поскольку его шансы стать кандидатом в президенты от республиканцев выглядят очень призрачными.

Для Украины в этой ситуации наиболее опасно то, что три самых популярных кандидата-республиканца – Трамп, Десантис и Рамасвами, занимают антиукраинскую позицию или как минимум, в случае Десантиса, позволяли себе неоднозначные высказывания в адрес Киева. Сторонники Украины, в частности, экс-вице-президент Майкл Пенс и экс-представитель США в ООН Никки Хейли в рейтингах пока позади и шансов выиграть номинацию почти не имеют.

Как столь разные позиции по важнейшему для США вопросу внешней политики, российской агрессии против Украины, могут уживаться в рамках одной партии, давно интересует американских экспертов и журналистов. Республиканская партия уже давно не напоминает саму себя времен Рональда Рейгана.

“Для республиканцев, исторически настроенных как “ястребы” и поддерживающих американский интервенционизм, внутренняя борьба за помощь Украине подчеркивает то, что, по мнению аналитиков, является более широкой борьбой партии за определение того, что она собой представляет – давно тлеющий вопрос, который, как ожидается, станет еще более острым по мере того, как наберет ход следующий избирательный цикл”, – пишет The Washington Post.

Для Украины вопрос стоит проще, но и глобальнее: потенциальное избрание Трампа, шансы на которое пока 50/50 – это катастрофа или нет? И что делать в случае, если он все-таки станет следующим президентом США?

Важная оговорка: многочисленные уголовные дела против Трампа, согласно американскому законодательству, не являются помехой для его избрания президентом, и даже если он получит обвинительный приговор, то сможет баллотироваться на выборах.

Директор Центра “Новая Европа” Алена Гетьманчук в разговоре с РБК-Украина признает, что в украинской ситуации приходится продумывать и сценарий возможной победы Трампа.

“Было хуже, если бы мы вышли и сказали, что избрание Трампа – это катастрофа для нас. С Байденом больше предсказуемости, мы уже знаем его подходы, знаем, как их менять, хотя это происходит медленно и дается нам большой ценой. С Трампом мы не знаем, чего ожидать, для него вопрос целостности Украины не есть святая святых. И после всех обвинений и уголовных производств сейчас к нему не пойдут так много специалистов, военных, дипломатов, которые пошли к нему во время первой каденции”, – говорит Гетьманчук.

В недавнем интервью The Economist Зеленский заявил, что Трамп в случае избрания никогда не поддержал бы Путина. “Это не то, что делают сильные американцы”, – сказал украинский президент.

Подобные заявления могут стать частью общей линии поведения украинской власти на ближайший год, а при наихудшем сценарии, в случае избрания Трампа, – и на время его каденции. Как объяснил РБК-Украина компетентный собеседник в украинской власти, даже с Трампом в принципе, можно иметь дело. Главное – создавать для него такие ситуации, в которых он будет вынужден принимать решения в пользу Украины, например, опасаясь новых обвинений в “работе на Москву”. В любом случае, с Трампом в Белом доме Украине станет гораздо сложнее, хотя, как заверил собеседник издания, “катастрофой” его избрание для нас не станет.

Тренировка по-американски

В любом случае, пока что Украине приходится иметь дело с президентом Байденом и его администрацией. И несмотря на большую плотность контактов между руководством обеих стран и многомиллиардную американскую помощь, назвать “идеальными” нынешние отношения между Киевом и Вашингтоном тоже нельзя. Украина стабильно недовольна объемами военной помощи и нередко озвучивает это публично. В США говорят, что делают все, что в их силах. Пресловутая “усталость от Украины” у американского истеблишмента если и присутствует, то, к счастью, пока не реализуется в практических действиях.

Конечно, и у Украины, и у США есть свои национальные интересы, они далеко не обязаны полностью совпадать. Но в условиях, в которых сейчас находится Украина, этот диссонанс имеет вполне конкретные последствия. Проблема даже не в том, что видение конца войны в Киеве и в Вашингтоне отличается. Проблема скорее в том, что конкретной визии будущего у американской власти пока нет, это признают все опрошенные РБК-Украина собеседники.

“До сих пор нет ответа на вопрос о том, предполагает ли внутренняя генеральная линия Вашингтона окончание войны в формате “negotiated peace” или “negotiated settlement” (“договоренность о мире”, априори предполагающая какие-то уступки с украинской стороны, – ред.). Есть много признаков, что это самый оптимальный сценарий для них, об этом свидетельствует их калиброванная, дозированная поддержка”, – говорит Алена Гетьманчук.

По ее мнению, Байдену для его президентской кампании не обязательна абсолютная победа Украины, в том виде, какой ее видят сами украинцы – может хватить и простого прекращения боевых действий и кровопролития, это уже можно будет “продать” электорату. Байден, который победил на выборах с обещанием “заканчивать войны” (и кое-как смог это проделать в Афганистане), сейчас пытается балансировать между помощью Украине и избежанием дальнейшей эскалации, вплоть до третьей мировой, тем более, с использованием ядерного оружия. Кроме того, отмечает Гетьманчук, свою роль играют и вопросы американских избирателей о том, надо ли и дальше поддерживать Украину и о том, не является ли Китай (а не Россия) главной угрозой для США.

То есть, в сухом остатке, страх перед ядерной войной плюс необязательность абсолютной победы Украины в войне плюс мысли о китайской угрозе – это и есть составляющие американской политики в отношении российско-украинской войны.

По словам источника издания в украинской власти, для Запада в целом и американцев в частности, остались две главные красные линии. Первая – освобождение Крыма военным путем. Вторая – возможный ядерный удар со стороны России, на который как-то придется отвечать (с дальнейшими последствиями). Впрочем, говорит собеседник, реальные сценарии действий при наихудшем развитии ситуации у Запада пока не просматриваются – там просто хотят избежать их любой ценой.

С западной, в том числе американской точки зрения, ситуацию осложняет и то, что украинская власть планомерно и сознательно сожгла за собой все мосты в плане “договоренностей о мире” или любых “компромиссов”. Цель одна и максималистична – восстановление территориальной целостности Украины в границах 1991 года (хотя стоит понимать, и на этом война не закончится), никаких запасных “стратегий выхода” никто не разрабатывает.

Пространство для привычных дипломатических маневров из-за этого сильно сужается. Следовательно, и украинская, и американская власть из-за этого в основном отталкиваются от требований текущего момента.

Украина и далее будет требовать от США военной и финансовой помощи, американцы в ответ будут говорить о борьбе с коррупцией. По информации издания, эта тема поднималась и во время последнего визита Блинкена в Киев, впрочем, конкретных кейсов было немного – упоминался разве что законопроект об укреплении независимости Специализированной антикоррупционной прокуратуры, это условие для получения денег от МВФ и не только. А вот об аресте олигарха Игоря Коломойского не говорилось, хотя об интересе к нему со стороны американских правоохранителей давно известно. Впрочем, для улучшения общей атмосферы переговоров этот кейс вполне годится.

“Чем больше будет понимания, что Украина выстояла, тем активнее будет звучать тема коррупции. И это еще и противовес нашим запросам насчет медленных темпов поставок оружия. Чем громче звучит наша критика, тем громче они будут ставить вопросы о коррупции, верховенстве права и т.д. Мы им ставим неудобные вопросы – они создают дискомфорт нам”, – говорит Алена Гетьманчук.

Еще один вопрос внутренней украинской повестки, к которому проявляют интерес американцы – проведение парламентских и президентских выборов. Из-за военного положения намечавшиеся на октябрь выборы в Раду уже не состоятся. Проведение в следующем году президентских выборов в положенный срок тоже под большим вопросом.

На официальном уровне тему украинских выборов в прошлом месяце поднял сенатор-республиканец Линдси Грэм во время визита в Киев. “Мы продолжим бороться, чтобы вам поступало оружие, чтобы вы могли выиграть войну, которую мы не можем позволить себе проиграть. Но также вы должны делать два дела одновременно. В следующем году в Украине должны состояться выборы”, – заявил Грэм. В ответ Зеленский заверил, что проводить выборы во время войны крайне сложно, но Украина готова внести необходимые изменения в законодательство, однако Запад должен будет оказать поддержку, от финансовой до отправки наблюдателей на передовую.

Собеседники РБК-Украина разделились во мнениях о том, было ли заявление Грэма его личной инициативой или же он говорил от имени определенных кругов американского истеблишмента, которым проведение выборов в Украине как-то сыграет на руку.

В любом случае, во время последнего визита госсекретаря Блинкена в Киев вопрос выборов тоже поднимался, но – важный момент – американцы подчеркнули, что никакого давления на Украину в этом плане не оказывают, проводить выборы или нет – это суверенное решение Киева, они лишь готовы в случае необходимости оказать нужную помощь.

Впрочем, сам факт того, что американское руководство говорит о выборах в Украине уже показателен – значит, эта тема стоит на повестке дня. И с течением времени может набирать актуальность.

Вероятно, на администрацию Байдена давит и то, что трампистское крыло республиканцев, в частности, известный ведущий Такер Карлсон, изо всех сил пытается выкручивать тему украинских выборов в свою пользу. В многочисленных эфирах, подкастах, постах в соцсетях Карлсон и его единомышленники разгоняют тезис о том, что Украина – это авторитарное государство, раз в ней не проводятся выборы, следовательно, почему Байден помогает такой антидемократической стране. И пусть заявления об “авторитарном режиме Зеленского” сплошь состоят из популизма, недостоверных и искаженных фактов – свою аудиторию в предвыборной Америке они находят.

“Американцам постоянно нужно нас “тренировать”. Они дают нам помощь, значит, мы должны выполнять какие-то “задания” (tasks). Первое – это антикоррупция, второе – прозрачность использования нами их помощи”, – говорит собеседник РБК-Украина в “Слуге народа”. Даже в публичных выступлениях членов команды Байдена он видит сигналы о том, что Украина для них в обозримом будущем все-таки будет не на первом месте, а выбивать деньги “на войну” будет все сложнее.

Тем не менее, по крайней мере в обозримой перспективе не стоит ожидать того, что США бросят Украину, поскольку они уже слишком много в нас вложили и слишком глубоко вошли в нашу ситуацию, говорит другой собеседник во власти. Конечно, при условии, что Украина сама не “посыпется” на фронте или изнутри, к чему сейчас нет предпосылок. А еще лучше – одерживать значимые и видимые победы на фронте, для укрепления американо-украинской дружбы ничего лучше нет. Американцы любят победителей.

spot_img
SourceРБК
spot_img

В центре внимания

spot_imgspot_img

Не пропусти