Вторник, 23 июля, 2024
spot_imgspot_imgspot_imgspot_img

В центре внимания

“Чужих посадят, своих отмажут”: к чему приведет предложение Зеленского приравнять коррупцию к госизмене

Антикоррупционная структура под ударом: работа НАБУ может сократиться до минимума, одновременно с этим увеличится политический авторитаризм Офиса президента. Именно о таких рисках говорят эксперты, рассматривая предложение Владимира Зеленского приравнять коррупцию к госизмене.

Владимир Зеленский намерен предложить депутатам Верховной Рады приравнять коррупцию к государственной измене во время военного положения. Президент считает, что это продемонстрирует системную борьбу Украины со взяточничеством.

Фокус попросил экспертов объяснить, что стоит за предложением Зеленского усилить наказание для коррупционеров и почему это может разрушить антикоррупционную структуру.

Под грифом секретности

“Ответственность за коррупцию во время войны действительно должна быть неотвратимой без всяких исключений. Однако такое заявление президента – однозначный первый опасный шаг в возможности заложить юридическую основу для политического авторитаризма со стороны ОП на военное время и разрушить антикоррупционную инфраструктуру, которая так не нравится Кремлю. Именно о наших антикоррупционных институтах и, в частности НАБУ, говорил в своем обращении Путин перед нападением на Украину”, — говорит Фокусу основательница Института законодательных идей Мартина Богуславец.

По словам эксперта, если коррупционные дела приравняют к госизмене, наказание за совершение преступления во время действия военного положения будет от 15 лет до пожизненного заключения с конфискацией имущества. При этом расследованием дел сможет заниматься СБУ, как это предусматривает статья 216 УПК Украины, что сведет к минимуму работу НАБУ.

“Принятие таких предложений в закон позволит передавать дела о коррупции топ-чиновников в СБУ. Это позволит спецслужбам полностью контролировать расследование этих дел и сведет к минимуму юрисдикцию и независимость НАБУ, что приведет к антикоррупционному коллапсу, — говорит Богуславец.

Эксперт также добавляет, что если делами топ-чиновников, которых подозревают в коррупции, будут заниматься спецслужбы, следствие засекретят государственной тайной, а значит у общественности не будет возможности следить за процессом.

“Сейчас, в отличие от СБУ, НАБУ обязано работать в рамках УПК публично. У нас с вами не будет возможности следить за расследованиями и противодействовать злоупотреблениям правоохранительных органов. Это позволит ОП через подконтрольную СБУ сажать политических оппонентов, при этом освобождая от ответственности “своих”, еще и закрыто”, — отмечает Богуславец.

Нарушение прав человека

Пока текста законопроекта нет, эксперты только предполагают, какие предложения об ужесточении наказания для коррупционеров последуют из Офиса президента. Одним из ключевых моментов, по информации СМИ, может стать отмена альтернативной меры пресечения в виде залога, что, по словам юриста Ростислава Кравца, будет нарушением прав человека.

“Есть большое количество решений Европейского суда по правам человека, где указано, что отсутствие безальтернативной меры пресечения — нарушение прав человека. Я считаю, что это приведет к коррупции в правоохранительных органах. Мы знаем, как они работают: будут закрывать человека, держать полгода в нечеловеческих условиях, а затем получат признание, что подозреваемый коррупционер и госизменник”, — продолжает Кравец.

По словам Богуславец, есть два реальных условия, выполнение которых привели бы к неотвратимому наказанию за преступления, в том числе коррупционные: доведение до логического завершения судебной реформы и запуск реформы правоохранительных органов.

“Особенно во время войны, так как показывает практика с так называемой “реформой” и очищением прокуратуры и полиции, которого на самом деле не произошло, времени для затягивания таких изменений у нас уже просто нет. И именно о недоверии к этим институтам говорят последние независимые опросы украинцев”, — добавляет эксперт.

На Западе могут не оценить

Политический замысел Владимира Зеленского понятен, говорит Фокусу политический аналитик Олег Постернак. Украинцы ждут от власти конкретной инициативы: желательно быстрой и эффективной. Президенту нужно отстраниться от многочисленных скандальных историй, связанных с коррупцией, которые стали достоянием общественности во время войны. Однако вместо того, чтобы усилить независимость антикоррупционных органов, вроде НАБУ и САП, власть выбирает простой способ — ужесточить наказание за совершение преступлений.

“Сама инициатива найдет отклик в душах усталого от войны избирателя. Понятное дело, она зафиксирует образ президента как человека, который не готов мириться с коррупционными вспышками во время войны, что бьет по национальной безопасности страны и мотивации военнослужащих, их отношению к власти. Так что политический замысел понятен — власти реагируют на тревогу электората и одновременно показывают западными партнерами, что мы боремся с коррупцией”, — говорит Фокусу Постернак.

По словам аналитика, раньше президент не мог позволить себе большую антикоррупционную войну, так как это создавало основу для разных оппозиционных движений, что угрожало его власти. Если бы он активно вел борьбу с коррупционерами, ему бы пришлось посадить многих лояльных ОП чиновников и политиков. Поэтому президент выбирал тактику балансирования, и лишь порой создавал очаги большой антикоррупционной борьбы, при этом не трогая угрожающих его власти людей.

“Сейчас ситуация изменилась. Президенту приходится быть более радикальным, смелым и эффективным. Поэтому власть ищет решения, которые позволили бы гражданам и европейским партнерам сказать: “да, власть что-то делает”, — добавляет эксперт.

Однако такое решение вряд ли станет по-настоящему эффективным, особенно в глазах западных партнеров. Так называемый, закон о деолигархизации и реестр олигархов вызвал шок и не понимание со стороны европейских институций. То же самое может произойти с предложением приравнять коррупцию к госизмене, отмечает Постернак.

spot_img
SourceFOCUS
spot_img

В центре внимания

spot_imgspot_img

Не пропусти