Четверг, 13 июня, 2024
spot_imgspot_imgspot_imgspot_img

В центре внимания

“Держзрада” во время энерготеррора: чем заняты “Энергоатом” и Минэнерго, пока оккупанты бьют по ТЭЦ

Поврежденный после обстрелов энергетический сектор Украины нуждается в возобновлении, новых комплектующих, возможностях для распределения генерации и защите. На этом фоне в Минэнерго и НАЭК “Энергоатом” через Кабмин в Верховную Раду было направлено любимый прожект “Энергоатома” о достройке третьего и четвертого блоков Хмельницкой АЭС

Сильно заморачиваться не стали, проштамповав в проекте цифры достройки из 2018 года. Зато честно написали, что цифры расчетов — полная туфта и будут потом допилены лобзиком (переформатированы). На какие? Так и сами чиновники понятия не имеют. Учитывая, что и ТЭО шестилетней давности реалистичностью не страдало (цена была занижена минимум вдвое), получилась типичная продажа кота в мешке.

Подача проекта совпала с возобновившимся энергетическим террором, поэтому приоритетность документа вызвала еще больше вопросов. Энергосистеме в ближайшие годы слабоманевренные мощности атомки не нужны от слова “совсем”. Тем более что денег на достройку нет и в ближайшие годы не предвидится. А это не означает, что нельзя попилить на имитации работ.

Чтобы хоть как-то оправдаться, инициаторы прожекта, в лучших традициях барона Мюнхгаузена, нафантазировали, что в 2050-м в энергосистеме будет 100 млн кВт мощности, в том числе 23 миллиона от АЭС. Тут все “нормально” – эти цифры забиты в так называемой Энергостратегии, которая триумфально провалилась в Лондоне, вызвав “нулевой интерес” инвесторов.

И вся эта возня происходит в момент, когда системе нужна распределенная генерация, а не заброшенные руины и зависшие на долгие годы деньги.

Один из блоков Хмельницкой АЭС, четвертый, вообще можно оформлять как оптическую иллюзию. Руины его можно увидеть и даже потрогать, а чтобы что-то там “достроить”, надо хотя бы очистить от них стройплощадку. Собственно, строить его, несмотря на кучу заявлений, никогда не собирались, да и сейчас мало что изменилось.

Еще составители, в лучших традициях 90-х, “кинули” местные районные рады. Согласно законодательству, им надо выделить на соцобеспечение в 30-километровой зоне вокруг АЭС 10% от стоимости строительства (согласно предыдущему ТЭО выходило более семи миллиардов гривен). Министерство же предлагает сократить выплаты в двадцать раз — до 0,5% от стоимости. Кстати, в пояснительной записке новую цифру уточнять не стали, скромно написав “до 10%”, и ведь правда — полпроцента меньше десяти.

Обоснование уровня “кому должен — всем прощаю”. Написали, что раз “Энергоатом” несет большую социальную нагрузку на компенсацию тарифов населения, что чистейшая правда, значит, платить еще и местным не может. Поэтому (а почему нет) социальную нагрузку с НАЭК надо полностью переложить на бюджет. Бинго!

Упущен небольшой нюанс. Когда местные рады ранее согласовывали разрешения на строительство, они соглашались именно на соцпакет в 10%. Только по третьему блоку, строительство которого все же более-менее реально, обязательства перед Нетишинской (где, кстати, атомщики и обитают) и Изяславской районными радами сокращаются с 3,7 млрд грн до менее 200 млн. Разница заметная, потому кидок хотят оформить отдельным законом. Чтобы НАЭК потом могла, скорбно закатывая глазки, отвечать, что это все не они, а козни парламента.

Но если данная новация — “мелкое хулиганство”, то ряд пунктов тянут на более серьезные статьи.

Так, предполагается, что новые блоки будут работать аж 80 лет — полвека основного срока, а потом еще и 30 лет продленного. В общем, до начала 2100-х годов.

Для справки, государственная измена, т.е. деяние, умышленно совершенное гражданином Украины в ущерб суверенитету, территориальной целостности и неприкосновенности, обороноспособности, государственной, экономической или информационной безопасности Украины: переход на сторону врага в период вооруженного конфликта, шпионаж, предоставление иностранному государству в проведении подрывной деятельности против Украины,- карается лишением свободы сроком от двенадцати до пятнадцати лет с конфискацией имущества или без таковой, а в условиях военного положения,- наказываются лишением свободы на срок пятнадцать лет или пожизненным лишением свободы с конфискацией имущества.

spot_img
SourceZNAJ
spot_img

В центре внимания

spot_imgspot_img

Не пропусти