Суббота, 22 июня, 2024
spot_imgspot_imgspot_imgspot_img

В центре внимания

“Есть опасения, что планированием войны начнут заниматься Безуглая вместе с Ермаком”

На днях в верхушке армии произошла череда громких увольнений и назначений – полетели головы в руководстве ВСУ, Генштаба, некоторых войск и группировок. Что стало реальной причиной отставки Залужного и всех, чьи фамилии мы увидели в указах президента? Версий немало.

От ревности Зеленского к популярности главкома и других военных и обвинений, что Залужный все больше превращается в политика, до разъяснений Подоляка, что решение обновить руководящий состав ВСУ обусловлено “необходимостью пересмотреть тактику боевых действий, которая не обеспечила в полном объеме должного результата в 2023 году, и не допустить стагнации на фронте”. Которую, кстати, уже констатируют все, кроме властной команды.

Как отзовутся эти события – в пользу или наоборот, не знает никто. Однако ясно, что разгребать их последствия будут на передовой. “У военных судьба проста – своей жизнью исправлять ошибки политиков”, – написал на днях в фейсбуке офицер ВСУ Алексей Петров.

О “перезагрузке” Сил обороны и других темах журналисты издания “ФАКТЫ” поговорили с руководителем экспертной группы Бюро анализа политики, политологом, политтехнологом и публицистом Виктором Бобыренко.

– Господин Виктор, ответственность за масштабные кадровые изменения в армии лежит персонально на Зеленском. Как считаете, почему он сделал это именно сейчас, когда сверхсложная ситуация на фронте, когда инициатива в руках у россиян, а время работает против нас? По вашему мнению, осознают ли на Банковой, что они запустили в ВСУ множество сверхсложных процессов, последствия которых вообще нельзя представить?

– Я более чем уверен в том, что никто там ничего не осознает.

Многие эксперты отставку Залужного связывают с любыми причинами – не сошлись в видении войны, стратегии, тактики, еще чего-то. Для меня очевидно другое. Что Владимир Александрович Зеленский является нарциссом. Со всеми вытекающими отсюда проблемами для нас.

Метод управления нарциссом прост: надо его хвалить, аплодировать ему и не хвалить тех, кто ему не нравится. То есть сливать ему информацию в том ключе, в котором он хочет ее услышать.

Зеленский ревновал уже давно и очень сильно к славе, авторитету и народной любви к Залужному. Корни уходят где-то к осени 2022 года, после освобождения Херсона. 19 декабря в интервью “Украинской правде” секретарь СНБО Данилов впервые прилюдно предостерег Залужного от будущих политических соблазнов: “С учетом того статуса, в котором он сейчас находится, количество людей, которые имеют большое желание воспользоваться этим статусом, будет расти в геометрической прогрессии. Это очень важно для Валерия Федоровича, для его будущего, чтобы он это имел в виду и понимал”.

И тогда же мы услышали, как Зеленский рассказывал в своем очередном видосике о Ставке: “Там присутствовали Данилов, Шмыгаль, Кулеба, Буданов, Сырский и главком”. То есть он назвал всех по фамилиям, а Залужного – по должности, ему трудно было даже фамилию назвать. Когда это произошло первый раз, я подумал: “Ну, бывает”. Однако когда это услышал второй-третий раз, то сделал вывод, что между ними черный кот перебежал.

После этого рейтинг Зеленского начал немножко скатываться, а рейтинг ВСУ и Залужного не менялся. Выдам, если хотите, мой инсайд. На Банковой стало известно, что Залужный в своем кругу рассказывал о Зеленском, что тот малопрофессиональный, болезненно все воспринимает, ревнивый и грубоватый, что позволял себе на Ставке “тыкать” Залужному вроде “Валера, помолчи, пока умные люди говорят”, и что в среде генералов тоже немножко пренебрежительно относились к Зеленскому.

Помните, как весной 2020 года взлетел тогдашний премьер-министр Гончарук из-за того, что в январе была обнародована запись его разговора, где он тоже высказывал недоброе мнение о величайшем? Зеленскому дали ее послушать. Думаю, что это сделал Ермак для того, чтобы утопить Гончарука и поставить своего протеже Шмыгаля.

Чем дальше, тем больше пробегал кот между Зеленским и Залужным. Собственно, все понимали, чем это должно было закончиться.

Плохо вот что. Я утверждаю, что инстинкт самосохранения Зеленского ниже, чем его ревность к Залужному. Так бывает в семьях, когда очень ревнивые мужчина или женщина, у которых вообще отсутствует логика, устраивают истерики на людях – при детях, при кумовьях, при соседях. Особенно неприятно, когда они берут в заложники детей, а друзей – в свидетели. “Ты за кого? А вот он какой на самом деле – смотри”. При этом не понимают, что такие сцены губят репутацию семьи.

Так и здесь. Зеленский не смотрит даже на то, что губит свою репутацию и рейтинги. Даже с банальной точки зрения. Вот у нас очень тяжелая ситуация под Авдеевкой. Скорее всего, придется выйти из этого города, как раньше из Бахмута. Мы уже сделали там все, что могли, – набили москалей вагон с тележкой. Уже можно эти позиции оставить и перейти на новые. И снять Залужного как раз после того. “Ну что, не справился, поэтому снимаю с должности”. Но Зеленский поспешил это сделать раньше. То есть и с военной, и с медийной точки зрения он все сделал неправильно.

К тому же надо знать украинскую ментальность. У нас справедливость выше права. Да, Зеленский имеет право по представлению Умерова снять Залужного, начальника Генштаба Шапталу, руководителей направлений и так далее. Но справедливо ли это? Нет. Потому что как бы не за что снимать. У Залужного за плечами только победы. Но, впрочем, отставка произошла. И для украинцев теперь Залужный не просто политическая фигура, не только один из лучших военачальников во всей истории, а еще и за это незаслуженно снят.

Конечно, это удар по рейтингу Зеленского. По логике, это выстрел в ногу. Но он его не мог не сделать.

Еще одно небольшое отступление. У Зеленского профессиональная деформация, потому что он всю жизнь был артистом. По его словам, с 14 лет на сцене. Играл в КВН, снимался в фильмах, выступал на концертах. Поэтому для него “весь мир – это театр”, как говорил Шекспир. Или как в арии Германа из оперы “Пиковая дама”: “Что наша жизнь? Игра”.

В воображении Зеленского мир устроен так: есть зал, в зале сидят люди, которые должны аплодировать ему как лучшему актеру. Конечно, еще есть режиссер-постановщик Ермак, есть несколько сценаристов, есть суфлер Подоляк, который из суфлерской будки что-то подсказывает, есть массовка – труппа, оркестр, хор, есть художники-декораторы. А на сцене солирует только Зеленский.

Они даже отодвинули в сторону такого второстепенного персонажа, как Арестович, как только у того набрался миллион подписчиков на ютубе. Потому что даже у Арестовича даже роли второго плана не может быть. И тут выпирает Залужный, которому аплодируют дольше, громче, лучше, чем Зеленскому (он именно так это увидел), которого зритель любит больше. Этого Зеленский не смог пережить. Поэтому со всех точек зрения (с государственной, с личной, то есть удержание власти потом) снимать Залужного – плохой вариант. Но Зеленский пошел на это.

Его желание совпало с желанием Ермака. Как я уже сказал, именно он режиссер-постановщик в нашем театре. Для Ермака Залужный проблема с другой точки зрения. Ермак контролирует парламент через Стефанчука и Арахамию, контролирует Шмыгаля, то есть все правительство, через Татарова – почти все правоохранительные органы. И совсем не имеет контроля над Вооруженными Силами Украины. То есть для него Залужный тоже преграда. Но преграда совсем другая – не в плане славы и аплодисментов, а в плане осуществления деятельности, поскольку Ермак хочет контролировать в Украине все.

Поэтому и здесь сошлось – обоих не устраивает Залужный. Но если для Зеленского Залужный – это причина ревности, то у Ермака инстинкт самосохранения тоже слабее жажды власти. То есть должны сказать, что оба не осознают того, что сняли человека, из-за отсутствия которого не только государство Украина, но и они лично могут проиграть. Однако они не смогли себя удержать.

– Нас убеждают, что произошли нормальные процессы, мол, все сделано для того, чтобы было еще лучше. Однако в соцсетях кадровые решения президента уже назвали погромом украинской армии. Действующая власть устроила опасные политические игры. Выдержит ли она сама их? Не станет ли этот выстрел в ногу смертельным для нее и для нас также?

– Последствия для нас, конечно, могут быть катастрофические.

Для Ермака важно управлять всем. И тут самое страшное, что может произойти, это когда он, условно говоря, начнет рисовать стрелки на карте, то есть управлять фронтом, и браться за кадры вплоть до комбатов – увольнять тех, кто есть, и ставить своих. Чтобы у нас не получилось, что планированием войны начнут заниматься Безуглая вместе с Ермаком. Есть такое опасение.

Почти всегда вмешательство политиков в войну приводит к катастрофам. Исторических примеров очень много.

Под Аустерлицем два императора, австрийский и русский, захотели покомандовать, и Наполеон легко разбил их. По крайней мере, все генералы вермахта говорили, что вмешательство Гитлера приводило ко многим поражениям. То же самое советские полководцы рассказывали о Сталине.

Хотя, с другой стороны, это и отмазка. Чего у нас не получилось? Потому что политики вмешивались. Но очень часто на самом деле так и есть.

В первую очередь политики вмешиваются в кадровые перестановки, во вторую – в ситуацию на передовой. Вот, например, в крепости Авдеевка мы находимся в полуокружении, уже не можем класть столько русни, как раньше, туда очень сложно подвозить боеприпасы. Возможно, пришло время перейти на лучшие позиции.

Но как теперь Зеленский допустит, чтобы наша армия вышла? Он скажет: “Держать любой ценой”. А это неоправданная кровь наших воинов. Территорию мы потом отобьем. Там уже нет ни людей, ни жилья – нечего защищать, только камни. Однако между тем теперь Зеленскому надо что-то доказывать, в том числе и самому себе. Произойдет очередной прецедент, когда армии будет очень больно из-за влияния амбициозных политиков.

Зеленский требует у Сырского такой план, чтобы увидеть динамику на фронте, чтобы не было стагнации, как он сказал. То есть типа “планируйте наступление”. А наступление с чем планировать? Где F-16, где новые танки, где снаряды? У нас катастрофическая нехватка всего. Но сегодня политика вмешивается в военное планирование, требует перехватить стратегическую инициативу у врага и наступать.

А нужно ли наступать? Есть классная история. 1 мая 1942 года Сталин поставил задачу “добиться того, чтобы 1942-й стал годом окончательного разгрома немецко-фашистских войск”. А через месяц Красная армия попала в котел под Барвенковым, это село на Харьковщине. По данным вермахта, потери советской армии составили 239 тысяч бойцов.

Такую же ситуацию и мы можем увидеть. Хорошо, мне лично плевать на то, сложится или не сложится у Зеленского или у Ермака с властью. Но ведь может пострадать Украина. Мы все заложники наших политиков.

Я в принципе все равно остаюсь оптимистом в отношении окончания войны – мы победим. Однако теперь считаю Победу более отдаленной перспективой. То есть мы еще пройдем через много крови, пота, слез и, возможно, временных потерь территорий и поражений. Именно из-за того, что наши политики подмяли под себя военных, чего во время войны категорически нельзя делать.

– Новоназначенцам нужно время. Не создал ли таким образом Зеленский идеальные условия для кремлевского фюрера, чтобы тот снова что-то придумал? Потому что ему грех не воспользоваться такой ситуацией. У вас нет ощущения, что мы стоим в микронах от пропасти?

– Да. Мы сделали большой шаг к пропасти.

Уволены 16 генералов высшего уровня, которые работали в команде, которые научились вместе готовить стратегические, оборонительные и наступательные операции. Такой опыт приобретается не один год. Мало того, именно этот коллектив генералов не пошел на поводу у политиков как раз в январе-феврале 2022 года, рассредоточил заранее войска, благодаря чему враг не разбомбил аэродромы, склады, воинские части в районах их базирования. Они не дали этого сделать. Собственно, они спасли страну в первый месяц войны.

Почему Залужный для украинцев больше чем историческая фигура? Он уже стоит в одном ряду со Святославом Храбрым, Константином Острожским, Богданом Хмельницким, Иваном Выговским, Петром Болбочаном, Романом Шухевичем.

Так же его можно поставить в один ряд с великими полководцами. Кто воевал с русскими? Наполеон. У него было три большие победы над ними – Аустерлиц, Фридланд и Бородино (хотя русские считают ту битву своей победой). А у Залужного есть свои три победы: Киевщина – Черниговщина – Сумщина в апреле 2022-го года, в сентябре – молниеносное уничтожение россиян на Харьковщине, в ноябре – освобождение Херсона.

Его упрекают за якобы неудачное наступление прошлым летом. Но, по моему мнению, оно было удачным. Мы накосили много россиян, прорвали так называемую линию Суровикина, у нас есть успехи в уничтожении морских сил врага и – самое главное! – показали оперативное наступление без преимущества в воздухе и живой силе. Эти достижения отменить нельзя. Это уже история.

Теперь у Залужного не будет поражений. Они могут быть только у Сырского.

И еще два момента. Вот представьте: Сырский в глазах полковников и подполковников, которые в Генштабе готовят какие-то документы, планы и т.д., будет неким узурпатором, потому что он пришел на место героя. Однозначно к нему будут относиться не очень хорошо. Это первое.

Второе. Сырскому надо одержать такую победу, чтобы получить такую же славу, которая есть у Залужного. А это просто немыслимо. Почему? Потому что, если будет поражение (сдаем Авдеевку), все скажут: “Ну, а чего мы ожидали?” Или потом, если даже одержим победы: “Если бы был Залужный, мы бы не то что здесь победили, мы бы уже путина загнали за Можайск”.

– Сырскому не позавидуешь.

– Да. И причина этой истории банальна – нарциссизм президента.

К тому же эти массовые увольнения вызовут новый круг напряжения с Западом. Сейчас в Штатах, Германии, Британии, Франции и других крупных странах вызывают на ковер военных и требуют объяснений на тему “что это было?”. А те не могут ничего объяснить, поскольку нет причины для увольнения с военной точки зрения.

И как будут относиться к Зеленскому теперь? Будет ли так быстро нам поступать оружие? Эта ошибка ведет к серии следующих ошибок. Это как вы при решении задачки на старте ошиблись и дальше, что бы вы ни делали, у вас будет неправильный ответ.

– Что ждет Залужного после увольнения? Извините, что цитирую Арестовича, но он прогнозирует, что “тушить будут по полной”. А там не за горами и уголовные дела на него и других. Такое развитие событий очень вероятно. При этом Зеленский собственноручно создает себе конкурента на предстоящих выборах. Не просчитались ли политтехнологи с Банковой?

– Абсолютно. Как это может развиваться? Думаю, что Подоляк объясняет эту ситуацию Зеленскому следующим образом: “Владимир Александрович, не надо переживать, сейчас мы Залужного задвинем куда подальше”.

Военного легче, чем кого-либо, не пустить в политику. Согласно нашему законодательству, военным запрещено возглавлять политические партии и политические процессы, пока не произойдет демобилизация. Залужного же не уволили из армии, он официально перешел в распоряжение Министерства обороны. Сейчас ему дадут отгулять отпуск. А потом могут, условно, послать командовать батальоном где-то в тылу или придумают какую-то должность. Я называю такие должности “считать сосульки”. Скоро весна, потеплеет, будет много сосулек. Ну, посчитай, сколько их здесь сегодня. А завтра сколько будет? Посчитай, сколько иголок на этой елке. Хорошая же должность для боевого генерала? То есть надо чем-то занять – второстепенным, третьестепенным, но не дать освободится. Это первое.

И второе. Конечно, могут начать вешать на него дохлых собак. Кто разминировал Чонгар? Где-то Залужный прозевал. И дальше по списку. Возможно, будут пытаться возбуждать дела по коррупции. Но понятно, что это все выстрелы себе в ногу. А Залужному это только добавит авторитета.

Даже занимая какие-то должности, ему достаточно раз в месяц писать какую-то статью – такую, как колонка в CNN. И не важно, что 99% людей не поймут, что там написано. Главное, что эта статья появится. И чем она мудрее будет написана, тем меньше ее будут читать, но больше будут верить в то, что у него есть какой-то план. Или начнет давать интервью. Важно, чтобы они появлялись не очень часто, были дозированными и короткими. Этого людям будет достаточно.

Таким образом он сможет создать какое-то общественное движение. Например, “Движение Залужного за Победу”. Идеальная штука. Это может быть общественная инициатива, однако под это движение уже будет формироваться команда. А потом, когда придет время, надо будет только это движение перенаточить как политическую партию. И все. И уже “слугам” придется делать что-то невероятное, чтобы не допустить его к гонке. Например, менять избирательное законодательство, что очень сложно.

Это ровно то, что сейчас делает со своими оппонентами Путин. Конечно, Залужного в тюрьму не посадишь, как Навального, но можно что-то другое придумать. И это будет следующий этап противостояния власти и гражданского общества.

Зеленский уже не сможет стать президентом, пока рядом есть Залужный. То есть выбор народа будет однозначно на стороне экс-главы. Поэтому теперь есть два возможных варианта стратегии Офиса президента для удержания власти и недопущения Залужного к выборам – или чтобы люди забыли о Залужном, или его дискредитировать. Это почти невозможно сделать. Поэтому команде Банковой будет очень трудно.

– Кстати, о выборах. Срок каденции Зеленского истекает в мае. Много дискуссий на эту тему. Понятно, что во время войны выборов не будет. Но все чаще звучит и в Украине, и на Западе, уже не говорю о России, что скоро Зеленский станет нелегитимным.

– Дело в том, что у нас есть некое общественное соглашение о ненападении между Зеленским и условным гражданским обществом, которое, конечно, никто не подписывал. Поэтому звучат заявления, что “выборы сейчас нецелесообразны, они не ко времени” (модное слово), что “мы будем считать Зеленского легитимным президентом”. Одним словом, никакой фронды со стороны гражданского общества не будет.

Но, по моему мнению, это получается немножко подленько. Мы и так уже смирились с ограничением свободы слова, с тем, что власть закрыла несколько телеканалов, что Зеленский общается чаще с иностранной прессой, чем с украинскими медиа.

Нет никаких объяснений ни своих стратегических действий, ни тактических ходов, нет никакого информирования гражданского общества и общения с экспертами. То есть мы сейчас воюем за цивилизационные ценности и сами являемся страной, похожей в лучшем случае на Венгрию Орбана, в худшем – на Беларусь Лукашенко, поскольку наша власть не исповедует ценности, за которые мы сражаемся.

– Почему, по вашему мнению, власть до сих пор не поговорила с нами по-взрослому?

– Потому, что они считают нас детьми. Они это взяли за моду, еще когда шли на выборы. Перед вторжением нас вводили в заблуждение, приглашали на шашлычки, а потом признались, что “не могли сказать народу правду, иначе была бы паника”. А вы попытались хоть раз говорить людям правду? Нет, ни разу.

У кавээнщиков главное мерило – пошла шутка в зал или не пошла, они должны дать зрителям эмоции. Эмоции дал сериал о Голобородько, на который все повелись. Потом были эмоции по бизнесу на крови Порошенко. И тысячи всяких заявлений звучало. И “пипл хавал” их, как они говорят. 73% украинцев проголосовали за Зеленского.

Дальше они будут стараться работать только таким методом, потому что он, с одной стороны, им знаком и уже хорошо отработан. С другой, они уверены: о’кей, а почему это не сработает в сто первый раз, если сто раз оно уже заходило. Никто не хочет говорить правду. У них все построено на эмоциях.

– Однако иногда зрители в зале плачут.

– Конечно, плачут.

Это тот случай, который бывает и с артистами, и с политиками, и с представителями других профессий. Когда надо менять методы, а они не готовы.

– И не могут.

– Да, они работают по старому обычаю. Есть банальная и уже зачуханная фраза, что генералы готовятся к прошлой войне, а не к будущей. Так же и в политике. К будущим кампаниям Офис президента готовится, как к прошлой, – что опять они нам лапшу понавешают.

– Еще одна чувствительная тема – мобилизация. На фронте людей не хватает, в тылу идет сопротивление, потому что людям не объясняют, что сейчас происходит в армии. С этим явлением немедленно надо что-то делать. Как из этой ситуации будет выходить власть?

– Будут пытаться переводить стрелки на военных. Что можно повесить на Залужного, повесят. Скажут, что это было его требование.

Больше всего то, что не устраивает людей, они видят через фокус-группы. Что такое фокус-группа? Есть социологические исследования, которые показывают, за кого люди проголосуют, если выборы будут на следующей неделе. А фокус-группа показывает, не за кого проголосуют, а почему проголосуют. То есть это мы копаем не огород, а колодец.

Так вот, берут фокус-группу, например, 30-39 лет – тех, кто в 2019-м голосовал за Зеленского. Именно в этой целевой группе наиболее непопулярны несколько моментов, которые прописаны в новом законе. Это уменьшение возраста мобилизации с 27 до 25 лет и создание различных проблем уклонистам, а именно: запрет управлять транспортными средствами и блокировка их банковских карточек. Против этих норм там фактически все.

Если об идее блокировки карточек кто-то может сказать: “Это же нарушение прав человека”, то об уменьшении возрастного ценза уже сами “слуги” не спорят. Для чего это нужно? В 1997-1998 годах родилось где-то от 270 до 310 тысяч мальчиков, то есть им сейчас 25 лет. Плюс те, кто родился в 1996-м, и те, кто подрастет. Если сложить воедино, то потенциально это увеличение где-то на 700 тысяч мобилизованных. То есть это много.

Но именно эта целевая группа не очень хочет идти на фронт. Более того, у них есть родители, бабушки, дедушки, которые повторяют, что “мы за Украину, мы за Победу”, но готовы идти в атаку с пультом от телевизора наперевес.

В том, что люди разочаровались, тоже виновата власть. Все добровольцы уже на войне. Мы должны мобилизовать 300-400-500 тысяч человек. Однако никто, видимо, и Залужный, не скажет, сколько нужно. Если после “выборов” путин заявит: “А мы еще плюс 500 тысяч наберем”, мы должны дать зеркальный ответ.

– Кстати, о путине. Из его вроде резонансного интервью Такеру Карлсону мы в очередной раз услышали, что фюрер останавливаться не собирается. Он будет тянуть время до президентских выборов в США. А что потом? Украину будут подталкивать к перемирию?

– Кроме его исторического бреда, была одна очень важная вещь, о которой все боятся говорить: он фактически призывает к переговорам. Несколько раз повторил: “А мы не против”.

Поэтому на камеру все будут говорить, что Крым – это Украина, Донбасс – это Украина, что путин должен заплатить за свои преступления. А не на камеру скажут: “А если Украина решила сама идти на переговоры?” Возможно, где-то будут подталкивать Зеленского: “Да давайте уже поговорите, никто же не будет заставлять вас подписывать с Путиным мир. Сделаем перемирие, остановимся, посмотрим, возможно, отведем тяжелое вооружение”. И переведут все в войну низкой интенсивности, какой она была до 23 февраля 2022-го, то есть иногда перестрелки, несколько погибших в месяц, а не по сотне каждый день. И частичную демобилизацию кремль проведет, чтобы видели его уступки.

Путина устраивает исключительно сценарий на его условиях. Чтобы обязательно зафиксировать все, что они захватили. А что дальше? россия начнет накапливать вооружение и модернизировать его для нового рывка.

Однозначно, что мир между нашими странами невозможен. Поскольку в нашей Конституции написано, что Крым украинский, а в их – что это субъект российской федерации. Поэтому возможно только перемирие и вместо Минских соглашений, условно, Стамбульские. И чтобы в глазах Запада и переговоры, и перемирие, и соглашения были легитимными.

Но, по моему глубокому убеждению, даже движение к перемирию возможно только после того, как состоятся выборы и в Британии, и в Индии, и в Штатах, и в других государствах. То есть какого-то элементарного примирения можно ждать где-то в марте следующего года.

– А чего нам ждать в 2024-м?

– Долгой и сложной войны. Думаю, что весь год будет рваный, с валидолом, как говорится. Но как бы ни закончились выборы в Британии и в США, они нас не бросят, Европа – тем более. Я в этом уверен. Даже если Трампа выберут, то все закончится тем, что он предложит Путину: “Давай уже мирись с Украиной”. А тот скажет: “Только на моих условиях, не уступлю ни одним метром”. И Трамп, который своей несистемностью похож на Зеленского, возмутится: “Ах так?”

Поэтому прямо говорю, что у меня есть серьезные опасения, что нас будут заставлять идти на перемирие. Будут потихоньку толкать, причем так, чтобы для мирового сообщества было понятно, что это наш выбор.

Еще раз повторю, что Зеленский – человек электорально зависимый. Осенью на вопрос “что вы считаете Победой Украины?” 88 процентов ответили, что это выход на границы 1991 года. Таких людей будет уменьшаться. А когда общество заморится окончательно и большинство попросит: “Да давайте уже замиримся, кто где стоит, пусть так и будет”, Зеленский быстро пойдет на переговоры.

То есть он все равно будет мимикрировать под большинство. А потом нам скажет: “Ну, мы же победили – Украина устояла, независимость есть. Правда, мы не освободили Скадовск, Мелитополь, Мариуполь, но ничего, освободим их политическим путем

spot_img
spot_img

В центре внимания

spot_imgspot_img

Не пропусти