Понедельник, 20 мая, 2024
spot_imgspot_imgspot_imgspot_img

В центре внимания

Государственная служба “Гидра”: какие средства, предназначенные для армии, используют наши чиновники?

В Украине на текущий момент численность официальных государственных служащих превышает 173 тысячи. Однако фактическое количество чиновников почти в два раза больше. В процессе регулярных “реформирований” и “сокращений” определенное количество госслужащих теряют это почетное звание, но суть остается неизменной.

Сколько бюджетных средств тратится на содержание армии чиновников, можно ли ее сократить, тем самым разгрузив бюджет и направив высвободившиеся средства на военные нужды – выяснял “Апостроф”.

Восстающие из пепла

За годы независимости число государственных служащих в Украине в среднем возросло в 1,8 раз (со 170 тысяч до 300 тысяч человек), при этом количество чиновников в отдельных ведомствах выросло более чем в три раза. Все попытки сокращения чиновничьего аппарата – а эти благие намерения декларируются при каждом новом президенте и каждом новом правительстве – ситуацию только ухудшают. Госаппарат, такое впечатление, как гидра: голову срубил – три выросло. Это неудивительно.

В 2011 году, например, было создано Национальное агентство Украины по вопросам государственной службы. Что вполне логично: должен же кто-то обеспечивать и контролировать работу чиновников в государственных структурах, а также следить за сокращением госаппарата. Сейчас, кстати, в этом нацагентстве работает 159 человек, и еще есть 68 вакансий.

По данным Национального агентства по вопросам государственной службы, самое большое количество чиновников в Украине наблюдалось в 2013 году – 335 тысяч человек. По состоянию на начало 2022 года в госорганах насчитывалось 204869 штатных должностей, на которых работало 171469 человек. Больше всего чиновников – в центральных органах исполнительной власти (министерства, различные службы, агентства и инспекции), остальные работают в областных, городских и районных госадминистрациях.

В июне 2022 года Верховная рада и правительство заявили о готовности существенно сократить государственный аппарат. Результаты впечатляют.

По данным Министерства финансов, по состоянию на начало ІІІ квартала 2023 года фактическая численность государственных служащих в Украине составила 173,1 тысячи. При этом с начала года она сократилась на 2,7 тысячи человек.

То есть официальное количество чиновников в начале 2023 года составляло 175,8 тысяч человек. Это при том, что за год до этого их было 171,5 тысяч, и их намеревались сократить. Чудеса, да и только.

Кадрированные чиновники

Впрочем, официальные данные по количеству госслужащих, что от Минфина, что от Нацагентства по вопросам государственной службы – не должны никого вводить в заблуждение.

“Чиновников разного ранга у нас по-прежнему более 300 тысяч человек. Правда, часть из них в ходе типа реформ лишилась статуса государственных служащих, перейдя в категорию патронатной службы или “технического персонала”, то есть просто бюджетников. Но суть от этого не поменялась”, – говорит “Апострофу” эксперт, кандидат наук по государственному управлению Юрий Гаврилечко.

С его мнением полностью согласен эксперт по правовым вопросам Центра социально-экономических исследований CASE Украина Андрей Саварец: “Например, работники прокуратуры являются госслужащими, а прокуроры – это прокуроры, для них есть отдельный закон. Государственная служба занятости – это уже не государственные служащие, хотя это государственная служба. Подобных примеров масса. И при этом создаются новые госструктуры”.

В настоящее время в органах государственной власти функционирует (без учета сектора безопасности и обороны) 107 различных структур:

– секретариат Кабинета министров Украины и 17 министерств;

– 20 служб;

– 14 агентств;

– 4 инспекции;

– 4 комиссии;

– 8 государственных органов, численность которых устанавливается правительством;

– 9 государственных органов, численность которых не устанавливается правительством;

– 24 местных государственных администрации;

– 6 органов судебной власти.

И тут надо отметить, что многие подразделения внутри вышеозначенных структур очень часто дублируют друг друга. Считается хорошим тоном, например, иметь при себе отделы и департаменты по цифровой трансформации или европейской и евроатлантической интеграции. Создано Бюро экономической безопасности, при этом соответствующие функции остались у СБУ и МВД. Ну и так далее, примеров много.

При этом у всех государственных структур есть фактическая численность, и граничная. Например, самая многочисленная госструктура – Государственная налоговая служба. Граничная численность – 24486 человек, фактическая – 22063. То есть существует 2423 вакансии. Соответствующие цифры Пенсионного фонда (второе место по численности): 24400, 22000 и 2400. Министерство юстиции (третье место): 17001, 12298 и 4703. И подобные вакантные должности есть в каждой госструктуре. Это как в кадрированных воинских частях: при надобности можно нарастить численность до максимума.

Зарплаты – это мелочь

Сокращение государственного аппарата необходимо. Еще в прошлом году программу сокращения бюрократического аппарата анонсировал глава парламентской фракции “Слуга народа” Давид Арахамия. Многие высшие чиновники говорили о необходимости сокращения госслужащих минимум на треть.

Но в этих заявлениях есть изрядная доля лукавства. 30% – это в среднем число незанятых вакансий в наших многочисленных службах, агентствах, инспекциях, комиссиях, госадминистрациях, и других государственных органах. Даже в министерствах есть свободные места. Так что можно безболезненно сократить граничную численность, и бодро рапортовать о проведении очередных эпохальных реформ.

То есть количество чиновников на бумаге вроде бы сокращается. Но реальная их численность остается прежней. И расходы на содержание чиновников, соответственно – тоже. А в прошлом и нынешнем годах в государственном бюджете на функционирование государственного аппарата предусматривалось порядка более 60 млрд гривен.

“Если даже усреднить зарплаты рядовых чиновников, пусть это будет 10-15 тысяч гривен в месяц, получается около 2,5 миллиарда гривен. Но это из серии “кто-то ест мясо, кто-то – капусту, а в среднем мы едим голубцы”. Не забываем, сколько получают в госструктурах топ-менеджеры и менеджеры среднего звена”, – говорит “Апострофу” политолог Олег Лисный.

Но фонд заработной платы для чиновников, а также другие расходы на их содержание – это просто копейки по сравнению с тем, сколько бюджетных средств эти чиновники осваивают в результате своей деятельности.

“Зарплат – относительно немного. А вот средств к распределению чиновникам достается на сумму 600-700 млрд гривен в год. И они эти бюджетные средства, конечно же, распределяют. Это огромная коррупционная составляющая. Особенно интересно то, что в этом распределении принимают участие чиновники, которые имеют “порт прописки” на временно оккупированных территориях”, – говорит Юрий Гаврилечко.

Автомобили для Бахмута

Ситуация с некоторыми госзакупками, в условиях полномасштабной войны с россией, выглядит довольно сюрреалистичной. Так, например, некоторые коммунальные предприятия из Бахмута планируют закупить новые автомобилифургон и автокран на общую сумму более 10 млн гривен. Или Северодонецкое троллейбусное управление решило закупить контейнеры для перевозки пищевых продуктов. А подобных примеров сотни, если не тысячи.

Хорошо, чиновники администраций из временно оккупированных территорий сейчас временно пребывают на безопасных территориях. Они получают зарплату, что, в принципе, резонно.

“Структуры государственного управления всегда должны быть наготове. Не платить им зарплату, распускать администрации нельзя. Должна сохраняться структура. Вот как было в Херсоне: город освободили, и тут же вернулись сотрудники горадминистрации, начали работать. Но подобные случаи с закупками, как в Бахмуте, Северодонецке или Мариуполе, вызывают только недоумение”, – говорит Олег Лисный.

Но что касается закупок… Можно, конечно, предположить, что администрации из временно оккупированных территорий работают на перспективу. Мол, пока война, пусть троллейбусы, купленные для Мариуполя, в ожидании деоккупации постоят в гаражах. Или поработают, например, на маршруте метро Лукьяновская – Теремки. Но это не точно.

С одной стороны, подобными случаями должны заниматься соответствующие органы. Но на самом деле не все так просто.

“По закону свои посты и зарплаты, а главное – возможности распоряжаться бюджетными средствами сохранили все без исключений службы, которые работали на временно оккупированных территориях. Вплоть до коммунальных предприятий. И тендеры – это абсолютно законно. Более того, это обязательно для исполнения! Не будет таких тендеров – чиновники будут отвечать за их непроведение”, – говорит Юрий Гаврилечко.

Надо отметить, что за время полномасштабной российской агрессии население Украины уменьшилось, по различным данным, на 5-7 миллионов человек. Но на количестве чиновников это не отразилось. У мужчин броня, женщины тоже не уезжают, ведь работа государственного служащего, пусть даже самая низкооплачиваемая – это какая-никакая стабильность, да и не самая плохая пенсия в перспективе. Люди за такую работу держатся.

Но все-таки штат чиновников, это признают все, раздут. Вот, например, налоговая инспекция. 22 тысячи сотрудников, и 2,5 тысячи вакансий. За почти два года полномасштабной войны, когда действовал мораторий на проверки предприятий, их не сокращали. А теперь и подавно – работы-то прибавилось. И это при том, что масса предприятий закрылась или находится на временно оккупированной территории. Ну и зачем нам столько налоговиков?

“Я думаю, что при правильном подходе – диджитализация и запуск новых алгоритмов (налоговая на Западе – это не карательный инструмент, а партнер бизнеса: в первую очередь помочь, подсказать), количество сотрудников инспекции смело можно сократить в полтора-два раза”, – говорит “Апострофу” экономист, финансовый аналитик Алексей Кущ.

Не время увольнять

Одним словом, в первую очередь государство должно навести порядок в области распределения бюджетных средств. Хотя тут есть опасения, что может возникнуть еще какая-нибудь новая надзорная государственная служба или администрация. Но в любом случае, чиновников, безусловно, надо сокращать. Причем сокращать их реальное количество, а не прописанное на бумаге.

“Но тут надо понимать, что прежде, чем увольнять людей, необходимо оптимизировать работу соответствующих органов. Компьютеризация, цифровизация, переход на онлайн. Европейский подход. Если это сделать, то смело, как я думаю, можно сократить на 30%. А как тут сократишь тот же Пенсионный фонд, если по селам почтальоны до сих пор пенсии на велосипедах развозят? Просто так сократим – потеряем функционал (это не только о пенсионном фонде, это о всех госструктурах). И в любом случае, тут нужен переходный период, два-три года”, – говорит “Апострофу” Юрий, бывший руководитель одного из областных управлений налоговой полиции.

Кандидат наук по государственному управлению Юрий Гаврилечко также считает, что сокращать количество чиновников можно только после сокращения их функций.

“Нельзя механически уменьшать число государственных служащих без смены объемов их работы. Если этого не сделать, то средств распределять чиновники будут столько же, только работать перестанут – не будут успевать осваивать средства”, – с изрядной долей сарказма говорит Юрий Гаврилечко.

Тут необходимо отметить, что государственные структуры во многих населенных пунктах – фактически единственный работодатель. Сокращать из – значит оставить людей без работы.

“Вот возьмем практически любое село. Что там есть? Почта, Ощадбанк и администрация. Все. Сокращение в такой ситуации контрпродуктиво, ведь и так безработица”, – говорит Алексей Кущ.

Немедленное сокращение количества чиновников может привести к социальным взрывам. Ведь при любых сокращениях лишаются работы, в первую очередь, рядовые сотрудники, а не начальство.

“Безболезненное сокращение аппарата госслужащих невозможно. Люди работали, получали зарплату, строили планы на жизнь. И куда им идти? Да, сейчас нужны рабочие руки, но пойдут ли чиновники на неквалифицированную работу, будут ли переобучаться? Сначала они, при увольнении, по закону получат какие-то выплаты, выходные пособия, “парашюты”. Потом зарегистрируются в центре занятости, и полгода будут получать пособия. Многие подадут в суд на незаконное увольнение, и многие смогут восстановиться на работе. И при этом получить компенсацию”, – говорит Олег Лисный.

По его мнению, прежде чем начать сокращать количество чиновников (что, конечно же, необходимо), государству следует тщательно просчитать все плюсы и минусы. В стратегической перспективе, через несколько лет, сокращение чиновников и снизит нагрузку на бюджет. Но в ближайшей перспективе это может означать массовую, лишнюю трату денег в виде компенсационных выплат. Плюс дополнительные социальные проблемы. Которых сейчас, во время войны, и так достаточно. Из-за той же мобилизации, к примеру.

Так что, скорее всего, сокращать чиновников будут уже после победы. Зарплаты для госслужащих – это сейчас не самая большая часть расходов государства. Единственно, что надо решить незамедлительно – это проблему довольно странного освоения некоторыми государственными чиновниками бюджетных средств. А это до 700 млрд гривен ежегодно.

spot_img
spot_img

В центре внимания

spot_imgspot_img

Не пропусти