Вторник, 18 июня, 2024
spot_imgspot_imgspot_imgspot_img

В центре внимания

Хапуги военного времени

Киевская власть попала в очередной коррупционный скандал, пытаясь сделать доброе дело для военных.

В 2023 году городской голова объявил о ремонте киевского госпиталя ветеранов в Пуще для современного реабилитационного центра. Но актуальный проект вылился в злоупотребления на закупках, отмену тендеров и затягивание работ более чем на год от заявленной даты сдачи.

“Мы должны создать центр с комплексом медицинских услуг, с применением инновационных технологий, обеспечением условий комфортного пребывания для пациентов. Потому что мы понимаем, что в помощи нуждаются и будут нуждаться многие наши защитники”, – анонсировал инициативу киевский городской голова Виталий Кличко летом прошлого года.

На практике обновление вылилось в капремонт помещений, фасадов, кровли главного корпуса, помещений укрытия и благоустройство. На закупки этих работ ушло 1,1 млрд грн. Это очень большая сумма – фактически городские власти отдали миллиард на плитку в санузлах, новые окна, фасады, вентиляцию и т.д.

С такой трактовкой не согласен главный врач госпиталя ветеранов Борис Борисов. “Благодаря ремонту мы создадим новые, более удобные условия доступа в отделения заведения для маломобильных групп населения”, – уверяет он LB.ua. Действительно, в 2021 году вступили в силу новые ГСН, и теперь хоть строительство, хоть ремонт, хоть реставрация помещений обязательно должны происходить с соблюдением стандартов инклюзивности. Но нужен ли на это целый миллиард?

Мы еще вернемся к ремонту, а пока стоит объяснить упомянутую стоимость ремонта в контексте. Все медицинские учреждения Киева, принадлежащие громаде, являются самостоятельными некоммерческими учреждениями. Они получают средства за услуги согласно контрактам с НСЗУ, но бюджет громады пока почти полностью обеспечивает все ремонты в этих учреждениях, а также закупает определенные позиции препаратов и оборудования, предусмотренные городскими программами.

Главная из них, в рамках которой финансируется медицинская сфера, – это “Здоровье киевлян”. И, например, в 2022 и 2023 годах размер ее финансирования был около 7 млрд грн в год. В эту сумму входят почти все расходы, которые вы можете представить: от памперсов в специализированные отделения, отдельных групп препаратов и прививок (не предусмотренных НСЗУ) до функционирования скорой помощи и всех видов ремонтов медучреждений.

В год департамент здравоохранения планирует капремонты, реставрации и реконструкции для перечня из 25-30 учреждений. И, например, в 2023-м на строительство, реконструкцию и реставрацию учреждений ушло около 400 млн грн. На строку “капремонты” направили 1,849 млрд грн (на 1 млрд грн больше, чем в предыдущем году). И вот из этих 2,29 млрд грн “на строительство” практически половина – 1,1 млрд – пошла только на госпиталь ветеранов в Пуще.

Другое сравнение: почти такую сумму, 1,09 млрд грн, Киевсовет собирался потратить на программу “Защитник Киева” по состоянию на июнь прошлого года. Но потом начались акции “Деньги на ВСУ” – и под давлением общественности местные власти существенно увеличили расходы на оборону.

Что в госпитале сейчас

Госпиталь расположен далеко от центра Киева, вокруг лес и воздух. Это большое здание (12 этажей, 34 тыс. кв. м) 1980-х годов: плохие отопление и вентиляция, отсутствие удобств для маломобильных групп. В последние годы в заведении часто менялись руководители, были проблемы с заполнением коек.

В госпитале есть реабилитационное, неврологическое, ортопедическое, хирургическое и паллиативное отделения. Как заверил нас главный врач, реабилитация проходит по всем современным направлениям, что подтверждено контрактом с НСЗУ. Заведение также является клинической базой для двух кафедр Академии им. П.Л. Шупика – терапии и гериатрии и кафедры медицинской реабилитации, физиотерапии и спортивной медицины.

Сейчас контракт с НСЗУ предусматривает реабилитацию на 120 койках, после ремонта коечный фонд увеличится до 350 мест. Сколько это будет больных в год, руководитель учреждения оценить не берется. “Вы же понимаете, что разные случаи требуют очень разного времени реабилитации и, соответственно, пребывания в госпитале. Плюс у нас работает амбулаторная форма лечения. Поэтому койко-днями в год мы пациентов не измеряем”, – отметил Борис Борисов.

На вопрос LB.ua, какой именно был план обновления госпиталя, существует ли какая-то концепция, обуславливающая именно такой уровень расходов на капремонт, главный врач размыто отметил, что “конечно, был медицинский план”, однако не предложил ознакомиться с ним.

Если взглянуть на послужной список самого господина Борисова, то заметно, что его опыт касается преимущественно руководства санаторными учреждениями. В частности, за его плечами управление городскими санаториями “Елочка” и “Салют” в Пуще (в состоянии прекращения) и областным санаторием “Поляна”. Еще в 2020 году Борисов предлагал программу развития санатория “Салют”, а уже в начале 2022-го возглавил госпиталь ветеранов.

Как отдать миллиард “кому надо”

Так почему же обновление именно госпиталя ветеранов стало таким беспрецедентно дорогим для городского бюджета? Рецепт таков: один “надежный” поставщик услуг на все десять тендеров госпиталя (данные на инфографике), необнародование сметной документации в материалах тендера, торги с одним участником, который и становился победителем.

Когда теперь, после скандала, главного врача госпиталя Борисова спрашивают, почему закупки такие дорогие и почему происходили именно так, тот лишь разводит руками: “При чем здесь я, все вопросы к системе Prozorro”.

Таблица всех тендеров на ремонт госпиталя:

Аналитики проекта “Наші гроші”, которые первыми обратили внимание на подозрительные тендеры, имеют более понятное объяснение закупочных аномалий этого заказчика.

“Сначала госпиталь нанял ООО “Инжинирингбуд лтд” на изготовление проектной документации без открытых торгов. Ранее эта фирма называлась “Абсолют сервис лтд” и ее совладельцем был Вячеслав Березовский.

Поэтому неудивительно, когда на открытые торги по самому ремонту госпиталя заявилась единственная фирма – “Абсолют-климат” того самого Березовского. При этом госпиталь в тендерной документации не обнародовал свою проектно-сметную документацию, на основе которой строительные организации могли бы разработать свои предложения.

Ее заказчик обещал показать только победителю тендера только через пять дней после заключения договора”, – рассказали журналисты в начале октября прошлого года.

Узнать сметные цены конкретных позиций расходных материалов из тендерной документации (как это бывает обычно) было невозможно, описания закупки на сайте заказчика также нет. Сам заказчик объяснял этот факт в ответе Госаудитслужбе тем, что КНП “Киевский городской клинический госпиталь ветеранов войны” не бюджетное учреждение и не распорядитель бюджетных средств, поэтому не относится к субъектам, которые обязаны обнародовать на официальном сайте обоснование технических и качественных характеристик предмета закупов.

Это такая довольно виртуозная казуистика, потому что коммунальное некоммерческое предприятие действительно не бюджетное учреждение, это автономное заведение. Однако деньги, которые тратит на ремонт КНП, как раз полностью бюджетные и должны расходоваться прозрачно.

Аналитики смогли узнать смету проекта капремонта только по запросу от народного депутата – цифры поразили их: по данным “НГ”, стоимость стройматериалов на ремонт госпиталя завысили в 2,4 раза. А на стройматериалы приходится 629 млн грн из всей стоимости проекта.

Как так случилось, что торги на такой лакомый кусок бюджета состоялись вообще с одним-единственным участником, без конкуренции? Оказывается, война помогает: во время действия военного положения основной процедурой закупки являются открытые торги с особенностями. Они быстрее, проще и проходят даже с одним участником, объяснили нам в проекте мониторинга госзакупок Dozorro.

Именно торги с одним участником были на всех тендерах госпиталя ветеранов. Кроме того, заказчик имел некоторые специфические требования к участнику торгов: “Требовал ряд сертификатов ISO в сфере экологии, охраны труда, противодействия коррупции и сертификации инженеров, которые могут ограничивать конкуренцию. Это не нарушение, но может быть причиной, почему на тендер не подались другие участники. В общем, когда такие требования кому-то из участников не подходят, их можно обжаловать в АМКУ”, – пояснил аналитик Dozorro Ярослав Пилипенко.

Отсутствие сметы в открытом доступе, определенные требования к документам подрядчика – эти и другие вещи закупщики обозначают термином “заточки”: создание условий, чтобы выиграл конкретный участник. В нашем случае это был уже проверенный подрядчик департамента здравоохранения КГГА – ООО “Абсолют-климат”. Фирма, которая в 2018-2020 годах выигрывала тендеры на скромные 160-200 млн грн в год, в 2023-м вышла на уровень 1,6 млрд грн полученных подрядов – и все в рамках проектов департамента здравоохранения города Киева.

Кроме госпиталя ветеранов, фирма выиграла еще капремонт больниц скорой помощи на Богатырской и Братиславской, Центра медицины катастроф и Центра нефрологии и диализа. То есть все 1,8 млрд грн, которую департамент здравоохранения заложил на капстроительство в 2023 году, безальтернативно ушли единственному “проверенному” подрядчику “Абсолют-климат”.

Правда, в том же 2023-м департамент внутреннего финансового контроля и аудита КГГА обратил внимание на крупнейший проект, который делала фирма “Абсолют-климат” в 2019-2022 годах, – ремонт Центра нефрологии и диализа, и нашел там значительные нарушения.

Аудиторы обнаружили потерь бюджетных средств на 9 млн грн и неэффективного использования средств на 14 млн грн. В этом проекте “Абсолют-климат” работал также в паре с проектной организацией “Инжинирингбуд лтд”, как и в госпитале ветеранов. Но кого пугают нарушения – заказчики от департамента здравоохранения снова и снова отдают подряды “проверенным и надежным” исполнителям.

В нашей истории с госпиталем эти подрядчики все еще выполняют работы по ремонту этажей по всем тендерам, а вот самую большую сделку – на 504 млн грн, ремонт фасадов и кровли главного корпуса – в январе 2024 года расторгли по согласию сторон. Правда, “согласию сторон” предшествовал мониторинг Госаудитслужбы, которая выявила нарушения тендерных процедур и обязала заказчика расторгнуть соглашение.

И как найти этот миллиард

В этой, к сожалению, типичной истории хитроумных и непрозрачных бюджетных закупок есть еще одна туманная сторона. А именно: откуда вообще взялся лишний миллиард гривен на такой ремонт с шиком? Потому что любая бюджетная трата проходит много кругов проектирования, закладки в программы, согласования комиссий и различных департаментов. В ситуации со средствами на госпиталь это явно был какой-то “бонусный миллиард”, потому что никто не называет его происхождение.

В департаменте здравоохранения КГГА, куда мы обратились с вопросом, сперва вообще смело указали на госпиталь – мол, это же независимое учреждение, вы что, не знаете о реформе? У них все доходы – к ним и вопросы. Но доходов у госпиталя, конечно, нет, и он едва выходит на ноль в последние годы. А если бы доходы и были, то учреждение собирало бы этот миллиард, наверное, несколько сотен лет (и тогда, наверное, рациональнее тратило бы его).

Поскольку сам департамент в ответе на запрос не прокомментировал механизм бюджетирования капремонта госпиталя, мы можем лишь констатировать, что в начале 2023 года в программе “Здоровье киевлян” строка “Капремонты” имела финансирование 0,84 млрд, а в октябре 2023-го цифра этой строки выросла ровно на миллиард – тот самый.

Виталий Кличко в первом своем анонсе отметил, что в 2023 году для киевского клинического госпиталя ветеранов войны выделили почти 750 млн грн из специального фонда городского бюджета. И пока это единственная официальная информация о происхождении средств. Особенность спецфонда бюджета в том, что наполняют его определенными особыми видами местных налогов и сборов и тратят тоже на конкретные целевые направления. Но летом 2022 года в условиях войны приняли закон, который позволил громадам более свободно использовать средства специального фонда в общий, чтобы закрыть насущные потребности во время действия военного положения.

Что это означает для нас как для громады? Что у распорядителя средств – городской власти – появился еще один доступный инструмент решать критические вопросы. Но в случае с госпиталем это означало также, что проект и сумма бюджета капремонта попали в строку целевой программы “на ходу”, в конце года. Результат и стоимость красноречивы.

На самом деле странно посреди войны и постоянного роста расходов на оборону разбирать такой потрясающий кейс. Старая любимая мантра общества “Воруют, но что-то делают” выглядит жалко на фоне другого определения – “Наживаются на войне”. Кроме того, что бюджет делает ремонт госпиталя по максимальным ценам, это уже сопровождается уголовным производством и задержкой сроков выполнения. Вместо заявленной Кличко сдачи объекта осенью 2023 года главврач называет теперь как условную дату конец 2024 года.

К счастью, госпиталь работает. Параллельно с грохотом строителей, заменой окон и вентиляции в учреждении восстанавливают свое здоровье защитники и… благодарят медиков. “После ранения почти весь 2023 год я провел в реабилитационных учреждениях по всей Украине.

Из всех пяти, где я был, понравилось только в киевском госпитале, – рассказывает военнослужащий Вячеслав, который не захотел называть фамилию, – Был здесь дважды, все делают бесплатно, условия приемлемые, на отремонтированных этажах – значительно лучше. А самое главное – специалисты. Спасибо реабилитологу Сергею, который фактически поставил меня на ноги, сейчас я вернулся к службе”.

spot_img
spot_img

В центре внимания

spot_imgspot_img

Не пропусти