Вторник, 23 июля, 2024
spot_imgspot_imgspot_imgspot_img

В центре внимания

Как можно сделать так, чтобы Украина вышла из “тени” виртуальных активов и создала правила для их управления?

В современной эпохе бизнес и обычные граждане активно пользуются виртуальными активами, так же как и привычными технологическими достижениями XXI века, например, гугл-диском или ксероксом.

По данным ведущей аналитической блокчейн-компании Chainalysis, Украина в 2022 году заняла третью ступеньку из 146 стран в рейтинге глобального индекса использования цифровых активов. По неофициальным данным, оборот этого рынка в целом составляет сотни миллионов гривен ежедневно.

Несмотря на стремительное развитие, виртуальные активы чаще всего обращаются в «серой» или вообще в «черной» зоне. По данным исследования Ukraine Economic Outlook, с 2016 года Украина потеряла 48,8 млрд долл. прямых доходов населения и компаний и 10,4 млрд долл. налоговых поступлений из-за отсутствия регуляции криптоактивов. Часть бизнеса даже в условиях войны не заинтересована легально работать и развивать украинскую экономику.

Сети юридически неконтролируемых криптообменников продолжают работать. Они обеспечивают операции peer to peer, позволяя выводить средства в неконтролируемый теневой оборот (в том числе с временно оккупированных Россией территорий).

В контексте российского вторжения легализация цифровых средств стала еще более актуальной — стоит ли вспоминать о поступлении иностранных донатов в криптовалюте на финансирование ВСУ? По данным вице-премьер-министра, министра цифровой трансформации Украины Михаила Федорова, за более чем три недели войны «криптофонд Украины собрал свыше 54 млн долл. в криптоактивах».

Использование по-черному

Наряду с «серым» применением виртуальных активов существует и «черное». Цифровые активы в современном мире все больше используются как средство подтверждения имущественных прав и расчетов в преступной деятельности, в том числе в операциях с целью легализации и отмывания доходов. И Украина в этом вопросе не исключение.

Например, функционируют мошеннические интернет-ресурсы, которые переводят «грязные» токены на подконтрольные правонарушителям банковские счета. Более того, все чаще преступники используют интернет-магазины и мессенджеры для продажи своих товаров (в частности наркотических препаратов) и услуг, получая средства на кошельки виртуальных активов. Последние используются в мошеннических схемах «сборов» на ВСУ, а также чтобы скрывать финансовую отчетность, избегать налогообложения, нелегально выводить средства за границу и приобретать недвижимость в обход санкций.

В darknet/darkweb преступники и другие заинтересованные лица фактически создали мировой маркет, на котором можно приобрести любой незаконный товар или услугу — от ключа доступа к системе управления критическим предприятием до персональных данных военных.

Некоторые возможные схемы взяток очень точно отражают цифровой контекст, в котором мы живем. Виртуальные активы — это не только электронные деньги, но и права на пользование, например, дорогими учетными аккаунтами в онлайн-играх (типа World of Tanks или StarCraft). В целом преступники могут получать взятку в виде любого нематериального подарка, пользование которым несет коррупционеру благосостояние и материальную стабильность (незаконные по сути).

Под софиты

Фактическая хаотичность в регулировании виртуальных активов — для преступников как воздух. Правовое поле до сих пор проблемное. Скажу четче: правила игры отсутствуют.

Первым шагом для их установления стал Закон Украины «О виртуальных активах», подписанный президентом Украины 15 марта 2022 года. Напомню для тех, кто не следил: документ впервые определил виртуальный актив как нематериальное благо, которое является объектом гражданских прав, имеет стоимость и выражено совокупностью данных в электронной форме. «Крипта» стала цифровой вещью (в понимании статьи 179-1 Гражданского кодекса Украины). Напрашивается логический вывод, что цифровой актив признали видом имущества, благодаря чему он может быть предметом преступления, предусмотренного статьей 209 УК Украины («Легализация (отмывание) имущества, полученного преступным путем»).

Но в этой сфере, как говорят, sky is the limit. По состоянию на конец ноября 2023 года ЗУ «О виртуальных активах» не работает. Он вступит в силу только с принятием ЗУ «О внесении изменений в Налоговый кодекс Украины об особенностях налогообложения операций с виртуальными активами» и ряда других документов.

Следующим шагом в развитии оборота цифровых активов стал поддержанный Минцифрой проект закона №10225-1 об обороте виртуальных активов, зарегистрированный совсем недавно, 17 ноября. Среди прочего документ определяет правовой статус таких активов и предусматривает простые налоговые условия для бизнеса, работающего в соответствующей сфере.

Поскольку виртуальные активы в будущем получат юридический статус, будут легализованы и те сферы их оборота, которые уже сегодня активно функционируют в Украине, но не подконтрольны государству. В частности, иностранные и украинские криптобиржи смогут легально работать и платить налоги. Банки будут открывать счета для криптокомпаний, а украинцы будут декларировать свои виртуальные доходы.

АРМА: подчинить виртуальное

Именно в таком контексте АРМА, взаимодействуя с правоохранителями и поставщиками виртуальных услуг (криптовалютными биржами), выявляет и разыскивает токены, на которые может быть наложен арест.

В этом году Агентство интенсифицировало сотрудничество с крупнейшими биржами мира в сфере обмена информацией в рамках уголовных производств по запросам правоохранительных органов. Такая кооперация позволяет АРМА устанавливать факты существования цифровых и виртуальных активов у фигурантов. Со второй половины 2022 года и до середины ноября 2023-го специалисты Агентства выявили и разыскали виртуальные денежные активы на ориентировочную сумму более 8 млн грн (в эквиваленте). За тот же период орган направил на адреса бирж 24 запроса.

Следующий шаг — это принятие первичной законодательной основы уже для управления арестованными виртуальными активами. В ходе встречи в АРМА, состоявшейся 18 октября 2023 года, стороны договорились наработать общий механизм передачи цифровых активов в управление АРМА. Документ должен урегулировать вопрос управленческих рисков и сохранения стоимости волатильных криптоактивов (Bitcoin и других). Это представляет особый интерес в рамках полномочия Агентства сохранять экономическую ценность арестованных активов.

Добавлю, что участники того совещания договорились о координации совместных действий в сфере конфискации виртуальных активов, заблокированных в странах ЕС в рамках санкционного механизма.

Сейчас АРМА и все другие заинтересованные органы ищут ответы на вопросы:

— можно ли виртуальные активы передавать в управление?

— если да, то кто сможет управлять такими активами?

— как именно государство может получить доход от менеджмента цифровых активов?

Ответив на эти вопросы, Агентство сможет управлять не только электронными денежными активами/токенами, но и другими нематериальными благами (например, учетными записями в Twitch или YouTube, «прокачанными» персонажами в компьютерных играх или цифровой недвижимостью и землей в метавселенной).

Подытоживая, Украине необходимо срочно завершить написание правил игры для виртуальных активов. Это выгодно не только для государственного бюджета, который будет получать поступления от управления разными токенами и неклассифицированными виртуальными активами, но и для безопасности и международного имиджа страны. В конце концов, почему бы Украине не стать первым в Европе государством, имплементировавшим европейские нормы регулирования виртуальных активов MiCA?

spot_img
SourceZn.ua
spot_img

В центре внимания

spot_imgspot_img

Не пропусти