Суббота, 22 июня, 2024
spot_imgspot_imgspot_imgspot_img

В центре внимания

Как нардепы с «академиками» годами наживали на государственной земле десятки миллионов не гривен

Кто контролирует и использует «в темную» сотни тысяч гектаров государственной земли, которой якобы пользуется Нацакадемия аграрных наук, и как ее выводят в частную собственность.

Начнем с короткого экскурса. Во владении государства до сих пор остаются сотни тысяч гектаров земли – около 800 тыс. Это, конечно, не 10 млн га, которые официальная статистика до 2020 года «рисовала» на балансе государства, когда половину тех земель уже вывели в частную собственность. Однако это все еще огромный ресурс

Что такое 1 га? Примерно одно футбольное поле. То есть государство – номинальный владелец 800 тыс футбольных полей, а в целом это территория Черновицкой области.

Находятся эти земли в постоянном пользовании различных государственных институтов. Крупнейшая среди них – Национальная академия аграрных наук (НААН). По масштабам это «государство в государстве», которое до недавнего времени распоряжалось почти 500 тыс га.

Эти земли регулярно попадали в коррупционные скандалы. Год назад государство начало изымать часть земель из ведения академиков и теперь передает их Фонду госимущества (ФГИ). Последнему правительство передало уже более 210 тыс га из Нацакадемии, более 270 тыс га остаются в НААН. Процесс передачи продолжается.

Во-первых, часть земель НААН сейчас в оккупации. До передачи в Фонд госимущества эта цифра достигала 97 тыс га, из них в Крыму – 25 тыс га.

Во-вторых, с земель академии собирают коррупционную ренту депутаты, правоохранители и другие дельцы. Доходит до абсурда. В конце 2022 года в парламенте создали временную следственную комиссию (ВСК), которая должна была навести порядок с землей НААН. Все закончилось задержанием главы этой ВСК, депутата от «Слуги народа» Анатолия Гунько. Его поймали на получении взятки в деле, где фигурируют земли академии.

В-третьих, до 100 тыс га, точная цифра неизвестна, могли быть выведены из государственной собственности обходными путями. Ранее ЭП писала, как землю одного из хозяйств НААН возле Днепра пытаются присвоить бывшие «приватовцы». Таких историй еще немало.

При подготовке материала ЭП провела до 20 публичных интервью и разговоров off the rec. Часть депутатов аграрного комитета парламента, в том числе его председатель Александр Гайду, и Офис президента проигнорировали вопрос ЭП.

Агрохолдинг для академиков. Из чего состоит НААН

НААН является правопреемницей аналогичного учреждения, которое родилось сто лет назад в дебрях СССР. После его распада украинские исследователи-аграрии начали прокладывать самостоятельный путь и получили статус самоуправляемой научной организации.

Что означает этот статус? Высшим руководящим органом НААН является общее собрание академиков. На нем избираются члены президиума и президент академии, которые руководят аппаратом и сетью сотен хозяйств по всей стране.

НААН подчиняется Кабмину и отчитывается перед ним. Руководство академии самостоятельно определяет свою структуру, решает научно-организационные вопросы и главное – контролирует все кадровые вопросы в подчиненных хозяйствах, которые имеют в постоянном пользовании сотни тысяч гектаров земли. Это и есть тот самый источник неограниченных возможностей, который превратил НААН в «коррупционное болото».

«Откуда пошли эти истории? В Советском Союзе не хотели сильно заморачиваться и просто дали земли всем ведомствам, которые только могли быть. Армии, пенитенциарной службе, аграрным университетам. То же самое с НААН. Чтобы она могла себя финансировать, ей давали землю в коммерческое управление. Все знали, что она избыточная”, – объясняет народный депутат из „Слуги народа“ Марьян Заблоцкий.

Если максимально упростить, то хозяйства НААН делятся на два типа: госпредприятия и научные учреждения. Первые ведут хозяйственную деятельность и сами себя обеспечивают. Вторые преимущественно получают финансирование из государственного бюджета через академию. Обе группы имеют землю, но большая ее часть – в пользовании госпредприятий. У научных учреждений – лишь десятки тысяч гектаров.

До передачи хозяйств в Фонд госимущества, которое стартовало в 2023 году, в НААН было около 270 хозяйств, в том числе более 170 государственных предприятий, каждое из которых имело в пользовании от 2 тыс. до 20 тыс. га земли.

Справка. Право постоянного пользования – это бессрочное право владения и пользования участком, находящимся в государственной или коммунальной собственности. Пользователи (преимущественно госпредприятия), платят в местные бюджеты символический налог: 1% от нормативно-денежной оценки (НДО) участка. Те, кто арендуют землю на рыночных условиях, платят в среднем около 8% от НДО.

«Неакадемические» схемы: как и кто использует государственные земли

В 1990-х и в начале 2000-х годов, когда аграрный сектор в Украине только поднимался с колен и до земель Нацакадемии никому не было дела, в этих хозяйствах правили бал преимущественно их директора и руководители НААН.

Одна из первых дерзких попыток посягательства на земли «академиков» произошла во времена президентства Януковича. Тогда компания дочери бизнесмена и политика Сергея Таруты «Торговый дом „Украгропром“ получила более 110 тыс га земли НААН в долгосрочную аренду. После смены власти и руководства академии правительство отменило это решение. Землю вернули, но общую картину это не изменило.

Со временем земли НААН превратились в стабильный источник коррупционной ренты для тех представителей власти, которые смогли «склонить» академиков к сотрудничеству, получить над землей контроль и использовать ее «в темную». В НААН непублично этих контролеров называют «инвесторами», а правоохранители – «кураторами».

Как это работает? Для доступа к земле нужен контроль над госпредприятием Нацакадемии, то есть над директором, но его назначает и увольняет руководящий аппарат НААН. Следовательно, для получения контроля «инвестор»-«куратор» должен войти в сговор с руководством академии. По словам директора одного из хозяйств НААН, для этого обычно используется аргумент силы.

«Как „инвестор“ входит? В отношении президента НААН возбуждается уголовное дело, из-за которого на него давят, снимают директора нужного предприятия и ставят руководителя «инвестора». Он неофициально привлекает туда определенные средства, а при сборе урожая их приумножает. Затем большую часть урожая так же неофициально забирает и загоняет предприятие в долги. Затем подает на предприятие в суд, чтобы дальше с ним сотрудничать и его контролировать”, – объясняет собеседник ЭП.

«Инвестор» может привлечь свои средства или договориться с определенной агрофирмой, которая будет ему платить за пользование землями академиков. Ставленник-директор, взамен будет занижать урожайность государственного предприятия и фиксировать убытки.

Средний «ценник» за возможность обрабатывать государственные земли из системы НААН составляет 100-150 долл за га, рассказывают источники ЭП на аграрном рынке.

По оценкам одного из чиновников в правительстве, руководство НААН контролирует 30-35% хозяйств. Другие предприятия имеют «кураторов», которые используют землю по своему усмотрению и делятся с Нацакадемией коррупционной рентой.

«В большинстве случаев пытаются влезть народные депутаты, нынешние и бывшие. Заходят правоохранители, начиная с СБУ и заканчивая Нацполицией. Часто они лишь «винтики» для депутатов. Лезут все, кто может как-то давить на президента НААН, на президиум”, – отмечает руководитель одного из хозяйств НААН.

Бывший руководитель одного из хозяйств, который около 15 лет работал в структуре Национальной академии, говорит, что часть директоров НААН, которым уже за 50-60 лет, идут на сотрудничество с новыми хозяевами.

«У меня есть несколько друзей, которым звонили (от руководства НААН – ЭП) и спрашивали, хотят ли они и в дальнейшем „делать“ директорами хозяйств. Если хочет, то ему говорят: «К тебе придет человек, ты ему, „пожалуйста“, выдели в обработочку 1000 га или 1500 га земли и все у нас будет хорошо», – рассказывает он.

«Приходит человечек из какой-то фирмы с транспортом, комбайнами, со всем на свете, оформляется договор предоставления услуг с семенами, посевом, всем. А в конце сезона эти 1000 га земли «улетают в воздух». Как? Был подсолнечник по 30 центнеров (урожайность – ЭП), они забрали более половины, по кругу с тех полей осталось 8 центнеров. Приехала, например, комиссия из НААН, ничего не увидела, значит, все нормально, ты свой «парень», – добавляет собеседник.

Руководители государственных предприятий несут персональную ответственность и «подвесить» их могут и руководители НААН, и правоохранители.

Заместитель начальника департамента СБУ Анатолий Лойф интересуется севооборотами, которые происходили на землях НААН. По данным «Слідство.Інфо», Лойф заменил в должности Артема Шило, экс-главу так называемого экономического подразделения службы. Журналисты обнаружили, что мать Лойфа, преподавательница иностранных языков, приобрела элитную недвижимость в Киеве и пригороде.

Такие письма НААН получала от отстраненного главы экономического подразделения СБУ Артема Шила, которого сейчас подозревают в организации схемы завладения почти 100 млн грн на закупках в «Укрзализныце»

Потерянные 100 тысяч футбольных полей

Чтобы обогащаться на землях НААН, ими можно не владеть. Однако некоторым дальновидным «инвесторам» этого было мало и они выводили участки в частную собственность. Два таких публичных дела сейчас расследует НАБУ.

Первая история касается вывода почти 1 тыс га земли исследовательского хозяйства НААН «Дмитровка» на Киевщине. В результате сомнительных операций эти площади в 2018-2019 годах отошли агрокомпании «Свитанок» Татьяны Засухи – бывшего депутата от Партии регионов. Это не все земли, которые потеряло госпредприятие, и эту историю ЭП подробно еще опишет в отдельном материале.

Вторая история – о завладении 2,5 тыс га на Сумщине, которые были в пользовании ГП «ОХ „Искра“ и ГП „ОХ “Надежда». Одним из фигурантов дела является бывший аграрный министр Николай Сольский. По данным НАБУ, в обоих случаях использовалась схема бесплатной приватизации земель атошниками при содействии Госгеокадастра.

Еще один кейс – попытки бывших «приватовцев» прибрать к рукам 15 тыс га земли днепропетровского ГП «Научная», которое было передано в управление ФГИ. Впрочем, эти дела не демонстрируют настоящих масштабов катастрофы.

«Много земли, которая учитывается в НААН, и часть той, которую „слили“ Фонду госимущества, это „пустышки“. Академия скрывает эту информацию. Мы (директора хозяйств – ЭП) не можем списать эту землю. Она у нас числится на балансе, а использует ее другой бизнес с документами на право собственности. Госгеокадастр за эти годы много «попилял», – отмечает руководитель одного из хозяйств НААН.

По его оценкам, до 100 тыс га, находящихся в пользовании академиков, государство уже потеряло. В госорганах и НААН цифры предпочитают не называть.

«Фактами незаконного изъятия и безосновательной передачи земель предприятий и учреждений ведения НААН занимаются правоохранительные органы. После принятия окончательных судебных решений можно будет посчитать точную площадь спорных земельных участков”, – отмечается в письменном ответе президента НААН Ярослава Гадзала для ЭП. Он отметил, что хозяйства ведения НААН являются только пользователями, а владеет этими землями государство через Госгеокадастр.

Во время одного из заседаний упомянутой ВСК, которая должна была расследовать деятельность НААН, заместитель председателя Госгеокадастра Ярослав Штыкер сообщил депутатам, что в земельный кадастр не внесены данные по 38 тыс га земель Нацакадемии.

«Основные причины отсутствия (данных – ЭП) – изъятие, прекращение права постоянного пользования и, вероятно, безосновательная передача органами местного самоуправления и исполнительной власти части участка», – признал он.

Косвенно о наличии многих спорных участков свидетельствует и презентация ФГИ, которая содержит данные последней инвентаризации государственных земель. Этот документ фонд презентовал депутатам аграрного комитета в марте. Он есть в распоряжении ЭП.

В одном из слайдов презентации отмечается, что из всей государственной земли, которая находится в управлении фонда, 98 тыс га обременены «судами и уголовными производствами». В Фонде государственного имущества сейчас есть 386 тыс га земли и из них только 210 тыс га – это хозяйства, которые передала НААН.

Народные депутаты

«Под столом стоял пакет. Я даже не знал, что в том пакете, мне даже не интересно это было. И то, что там деньги, я увидел, когда начал перечислять их”, – так народный депутат из фракции „Слуга народа“ Анатолий Гунько во время избрания ему меры пресечения в ВАКС пытался объяснить природу вероятной взятки, которая находилась у его ног в момент задержания сотрудниками НАБУ и СБУ.

Именно по инициативе Гунько в конце 2022 года в Верховной Раде была создана временная следственная комиссия по вопросам расследования фактов коррупции в НААН. Он же ее возглавил, но проработала она недолго. В августе 2023 года депутата задержали с упомянутым пакетом из 85 тыс долл, который, как отмечает следствие, он получил от ООО «Агро-флор 2019».

«То есть 100 (предположительно, долларов за гектар – ЭП) на предприятие официально и 150 нам с силовиками. Ну, можно 130. Обычно, как только заходите в обработку, там 50-30% (вероятно, аванс – ЭП). Можно 30, 50 с гектара (вероятно, долларов – ЭП). А там дальше силовикам дам, чтобы сразу меньше бегали”, – так Гунько объяснял представителю фирмы, что надо для получения земель НААН в обработку. Эти диалоги из материалов дела приводятся в обнаруженных в судебных решениях и видеоматериалах НАБУ.

«Разговоры с этим человеком были действительно, это факт, я не отрицаю этого. Но то, что мы говорили, мы еще будем исследовать… Никто не говорил, ни на одном видео нет о том, что есть деньги, которые я прошу. Даже в титрах этого нет”, – отмечает в комментарии ЭП сам Гунько.

По версии следствия, народный депутат предложил компании взять в аренду 1 700 гектаров государственной земли хозяйства из системы НААН – ГП «ДГ „Тучинское“ в Ровенской области. Из материалов дела известно, что он пообещал назначить на этом госпредприятии своего руководителя, а тот должен был заключить договор с агрофирмой для «легализации» обработки госземель – договор о предоставлении услуг или о поставке сельхозпродукции.

Из материалов судебного дела следует, что общая сумма взятки Гунько составляла 221 тыс долл – 50 долл за га в виде аванса перед обработкой пашни (85 тыс долл за 1 700 га), остальные – 80 долл за га – после сбора урожая. Полученные деньги, как объяснял Гунько представителю агрофирмы, будут разделены между ним, президентом НААН, сотрудниками Нацполиции и главой Ровенской облгосадминистрации, отмечается в материалах следствия.

Собеседники издания в НААН и парламенте говорят, что подобные схемы «слуга» применял и на других государственных предприятиях из ведения академии. Записи разговоров в распоряжении детективов это подтверждают: депутат и его помощники убеждали агрофирмы, что могут предоставить любые участки в любом регионе на выбор и называли расценки. Они также хвастались, что уже получали такие платежи, и что Гунько с партнером сами занимаются обработкой земель государственных предприятий в Черкасской, Винницкой и Черниговской областях.

«ВСК создавалась именно для того, чтобы собрать больше компромата на президиум, а потом подгрести больше предприятий под себя», – говорит директор одного из госпредприятий НААН.

«Гунько просто „до безумства“ наглый. Это просто бульдозер. Он вызывал директоров на ВСК и при депутатах, мальчиках и девочках по 28-30 лет, закинув нога на ногу, упрекал: «Почему у тебя такой маленький урожай? Ты страну губишь». А потом выходят за кулисы, Гунько говорит: «Вот смотри, Вася, если ты не будешь это и это делать, потеряешь работу. А кто в 50-60 лет этого хочет?» – эмоционально рассказывает один из бывших руководителей хозяйства из структуры НААН.

Сам Гунько в комментарии ЭП все опровергает. «Сказать, что я мог влиять на директора или на кого-то – это вещи не очень реальные… Давать им какие-то команды и так далее – как минимум, у меня не было на это полномочий ни как у председателя ВСК, ни как у народного депутата… Они занимались теневой обработкой почвы… Директора – это своего рода бизнесмены на месте… Силовики с ними работают, еще кто-то там работает. Налогов нет, все засевается”, – говорит депутат.

Он подчеркнул, что убытки на предприятиях Нацакадемии – это ответственность ее президента. «Именно он назначает директоров, только он своей подписью… Да, руководство НААН не влияет на само хозяйство, но финансовый отчет за год получает президент, он его утверждает. Почему предприятие показывает убытки три года, а его директор продолжает работать?» – спрашивает Гунько.

В целом предоставление земли академиков в теневую аренду – популярная на рынке услуга. Свободную землю в Украине, особенно в единых массивах, трудно найти, поэтому всегда есть спрос от агрофирм, которые имеют технический ресурс для ее обработки. «Многие депутаты переживают из-за передачи земли Фонду госимущества. Они же взяли «аванс» у фермеров, а гарантировать, что те соберут урожай, не могут. Надо идти договариваться в фонд”, – объясняет ЭП владелец одной из аграрных компаний.

Список предприятий в управлении НААН, которые руководство академии не контролирует. Земельный банк – 93,5 тыс га. Эти хозяйства правительство пока не передает Фонду госимущества.

Академики 

Реализовать большинство упомянутых схем без ведома руководства НААН вряд ли возможно.

В июле 2023 года СБУ пришла с обысками к действующему президенту академии Ярославу Гадзалу. Причина – подозрение в передаче 150 тыс га земель академии в обработку частным лицам, а это треть зембанка НААН на тот момент. По оценке СБУ, такие схемы могли приносить ее участникам до 20 млн долл прибыли в год. То есть средняя «цена» одного гектара могла составлять около 130 долл, что сходится с оценками собеседников ЭП.

Однако продолжения в виде возбужденных дел эта история, похоже, не получила. По крайней мере, найти их в публичном доступе журналистам не удалось. В Едином реестре судебных решений ЭП нашла два уголовных производства, в которых в качестве подозреваемого и обвиняемого фигурировал Гадзало. Оба касаются возможного предоставления неправомерной выгоды в пользу действующего президента НААН.

Первое – обвинение президента в получении неправомерной выгоды в виде полученного в пользование авто от одного из директоров госпредприятий якобы за содействие в предоставлении статуса академика НААН директору.

Второе касалось предоставления возможной неправомерной выгоды в виде средств от агропредприятия с Черниговщины – СООО «Батькивщина».

По данным следователей Нацполиции, в 2016-2020 годах СООО «Батькивщина» обрабатывало земли ГП «ДГ Таврия» в Запорожской области. Поэтому компания якобы имела право первоочередного приобретения выращенного урожая. По данным следствия, контролировал СООО «Батькивщина» экс-депутат от Блока Петра Порошенко Олег Дмитренко, который после избрания в парламент в 2014 году переписал компанию на родителей.

Согласно постановлению суда, в феврале 2020 года Гадзало якобы обратился к Дмитренко и заявил, что для продолжения обработки земель ГП «ДГ Таврия» компания должна предоставить ему 4 млн грн. После этого Гадзало якобы «предоставил телефон и контактное лицо для осуществления перечисления средств на банковский счет подконтрольного президенту НААН частного предприятия».

Этим подконтрольным предприятием оказалась частная агрофирма «Научная» из Львовской области. 20 февраля 2020 года 4 млн грн были переведены от СООО «Батькивщина» на счет ПА «Наукова». Эту фирму действительно нельзя назвать чужой президенту НААН.

Директором и владельцем этой фирмы является Богдан Гребенко из города Городка. В этой же фирме не один год работает жена Ярослава Гадзала Галина, об этом указано в декларациях президента НААН. У жены Гадзала также есть совместная фирма с Гребенко – «Производственно-торговое предприятие „Украгроимпекс“. ПА «Научная» также имеет в пользовании более 3,7 тыс земельных участков во Львовской области.

Однако вина Гадзала не была доказана ни по одному делу. Их объединили, а затем закрыли из-за несоблюдения правоохранителями сроков передачи обвинительных актов в суд.

ЭП обращалась к президенту НААН с просьбой прокомментировать влияние депутатов на директоров и деятельность хозяйств, а также уточнить детали закрытых уголовных дел, но в течение десяти дней ответа не получила. После выхода материала ЭП получила от пресс-службы Ярослава Гадзала письменные ответы

А что с наукой?

Для чего вообще НААН? Аграрная наука в стране, где львиная доля экспорта возлагается на сельхозпродукцию, считается стратегической отраслью. Основная работа Нацакадемии – селекция новых сортов растений, пород животных, испытания разработок, сохранение библиотеки сортов и пород для будущих исследований.

В частном секторе это работает так, объясняет ЭП академик НААН, а ныне – директор одной из компаний на семенном рынке: есть фундаментальная разработка, которая анализируется для прикладного использования, а затем происходит именно прикладное исследование. В результате появляется определенный продукт, например, семена, который можно капитализировать и таким образом вернуть средства на исследования.

В случае с НААН капитализировать продукт, то есть продать семена выведенного сорта в необходимых объемах, невозможно. Нужны мощности для производства семян и работа с рынком. Однако бюджет академии едва покрывает зарплаты работников, а об оборудовании и маркетинге речь вообще не идет. Поэтому продают они в основном сорта, а не семена.

«Государство тратит ресурс на убыточные научные исследования. Еще с 1990 года была заложена эта «мина» – деньги на исследования не возвращались”, – резюмирует академик.

НААН не хватает специалистов. Из-за низких зарплат большинство ученых не мотивированы. Те, кто приходят в академию, получают опыт и уходят в частные структуры. Ряд частных компаний, которые занимаются селекцией и продажей семян в Украине, возглавляют выходцы из НААН.

Как следствие в направлении селекции в Украине преобладают иностранные компании. Для выращивания подсолнечника, например, почти полностью используют сорта иностранных компаний. Похожая ситуация с соей, кукурузой, пшеницей. Хотя эта продукция является основой украинского экспорта, только треть сортов на украинском рынке является продуктом НААН. Речь идет в основном о сортах, устойчивых в нестабильных и засушливых климатах, прежде всего на юге страны.

По словам опрошенных ЭП собеседников на рынке, ценная часть разработок академии держится в основном на энтузиазме десятка ученых в Институтах НААН.

Другие госкомпании, которые занимаются бизнесом, корпоратизируются, у них появляются наблюдательные советы и конкурсы на ведущие должности. Зато НААН является структурой с неопределенным статусом, сама выбирает руководство и пользуется сотнями тысяч гектаров земли, которые в течение последних 10-20 лет преимущественно генерировали коррупционную ренту для избранных.

Пока точно неизвестно, сколько земли останется в НААН, а сколько перейдет в ФГИ. В фонде обещают в ближайшее время сформировать первые земельные пулы и начать сдавать их в аренду бизнесу через аукционы. Однако есть резонные вопросы. Когда это будет? Получит ли фонд над этими хозяйствами реальный контроль? Не затянется ли этот процесс в интересах кураторов госпредприятий НААН и не потеряется ли при передаче часть земель?

spot_img
spot_img

В центре внимания

spot_imgspot_img

Не пропусти