Суббота, 22 июня, 2024
spot_imgspot_imgspot_imgspot_img

В центре внимания

Как сеть косметики “Лэтуаль” связана с бенефициаром войны против Украины

С начала полномасштабной войны сеть косметики “Лэтуаль” не покидает заголовки СМИ. В России она потворствует дискриминационным законам против ЛГБТ, а в Украине пытается продать свой бизнес.

Как выяснил расследовательский проект “Система”, акционеры компании давно связаны с российским миллиардером, который зарабатывает на госзаказе лекарств, скупает заводы уходящего из России зарубежного бизнеса и спонсирует партию ЛДПР.

В 2024 году крупнейшая в России парфюмерная сеть “Лэтуаль” уже дважды оказалась в центре скандала. Сперва руководство сети велело продавцам закрашивать радугу на тюбиках с кремом, а затем рекомендовало мужчинам-консультантам отказаться от использования яркой косметики. Инструкции, которые широко обсуждали в соцсетях и профессиональном сообществе, связали с курсом российских властей на борьбу с “ЛГБТ-пропагандой”.

Подобной самоцензурой уже несколько лет занимаются российские книжные сети. “Лэтуаль” стала первопроходцем на бьюти-рынке.

“Отличниками хотят быть”, – усмехается руководитель конкурирующей сети. “Они на воду дуют, но это осознанная самоцензура”, – заступается другой участник рынка. У “Лэтуаль” действительно есть веские причины, чтобы демонстрировать лояльность российской власти: в конце 2022 года движение “Ветераны России” потребовало провести проверку “Лэтуаль” на предмет “возможного финансирования ВСУ” в связи с тем, что компания вела бизнес в Украине.

В преддверии 8 марта в магазинах “Лэтуаль” выстраиваются очереди из мужчин
Считается, что “Лэтуаль” принадлежит ее гендиректору Татьяне Володиной. Правда, участники бьюти-рынка сомневаются, что наемный менеджер может быть единственным бенефициаром бизнеса с выручкой более $1 млрд в год. Российский реестр компаний не проливает свет на этот вопрос: владельцы “Лэтуаль” скрываются за кипрским офшором.

Расследовательский проект “Система” изучил скандальную сеть и выяснил, что ее многое связывает с Виктором Харитониным – близким к власти миллиардером из списка Forbes, который слывет российским королем фармацевтики.

Наследница империи

Первый магазин “Лэтуаль” (от французского L’etoile – “звезда”) открылся осенью 1997 года напротив высотки МИДа на Смоленской площади. Через год в Москве появился бутик сети “Арбат Престиж”, которая стала главным конкурентом “Лэтуаль”. Противостояние закончилось в 2009 году после того, как “Арбат Престиж” разорилась из-за громкого налогового дела. “Лэтуаль” открыла на месте “Арбат Престижа” свои магазины и стала безоговорочным лидером рынка на долгие годы.

“Лэтуаль” – крупнейшая в России сеть парфюмерии и косметики. Цифры

Под управлением компании около 1000 магазинов в 250 городах, штат – более 14 000 человек. Выручка за 2022 год составила 80,5 млрд рублей ($1,2 млрд), чистая прибыль – 3,6 млрд рублей ($52 млн). За 2018–2022 годы “Лэтуаль” выплатила своим акционерам дивиденды на общую сумму 20,9 млрд рублей ($311 млн).

Создал “империю красоты Лэтуаль” бизнесмен Максим Климов, говорится на сайте созданного в его честь благотворительного фонда, где его также называют “блистательным стратегом”. “Скелет и все, на чем сейчас держится “Лэтуаль”, сформировал Климов”, – подтверждает бывший топ-менеджер сети.

При Климове “Лэтуаль” разрослась до почти 800 магазинов, а ее выручка превысила $1 млрд. Сеть также запустила собственную линейку косметики, заключила рекламный контракт с французской певицей Патрисией Каас и договорилась о сотрудничестве с британским дизайнером Джоном Гальяно, несмотря на уже действовавшие в некоторых регионах России законы о запрете “пропаганды ЛГБТ” (Гальяно открытый гей).

Климов долго болел и умер в 2013 году в возрасте 48 лет. После смерти основателя акции компании “Алькор и Ко”, управляющей “Лэтуаль”, достались четырем его сыновьям и Татьяне Володиной, которая бессменно руководит сетью с ноября 2011 года. Впоследствии акции детей Климова перешли Володиной. Ей же достался офшор Letu Holdings, который контролирует “Алькор и Ко”, зеленый “Ягуар” Климова и домик на юго-востоке Франции.

Во французском реестре Володина числится под двумя фамилиями, вторая – Климова. Она была третьей женой основателя “Лэтуаль”, рассказывает бывший топ-менеджер сети. Из документов французских реестров следует, что Климов и Володина поженились в феврале 2011 года.

Впрочем, собеседники “Системы” из бьюти-индустрии сомневаются, что Володина-Климова – единственный бенефициар “Лэтуаль”. Их сомнения косвенно подкрепляются тем, как в приложении по определению телефонных номеров записан номер Володиной: “Татьяна Офф Владелец Лэтуаль”. Такая формулировка намекает, что у “Лэтуаль” есть и неофициальные владельцы. После смерти мужа у Володиной действительно появились непубличные партнеры.

Старые знакомые

В начале 2016 года у “Лэтуаль” появилось два новых акционера – Владимир Семенда и Алексей Кокарев. Среди игроков парфюмерного рынка, с которыми поговорила “Система”, партнеры Володиной слывут “темными лошадками”. В открытых источниках о них практически нет информации, СМИ упоминают их с приставкой “некие”.

Несмотря на сравнительно небольшие доли в бизнесе (около 1 процента), Семенда и Кокарев играют в нем заметную роль, рассказывает бывший топ-менеджер “Лэтуаль”. По его сведениям, партнеры помогают Володиной в финансовых делах. “Они были [связаны с “Лэтуаль”] еще до Володиной”, – рассказал один из конкурентов сети. Из утекших баз данных следует, что Кокарев – бывший вице-президент по корпоративным финансам “Альфа-банка”, который обслуживал и кредитовал “Лэтуаль” еще при Климове. Сотрудничать с “Альфой” продолжила и Володина.

Семенда тоже давно знаком с “Лэтуаль”. В начале 2000-х он работал в московском офисе гибралтарской компании Lerway, которая тогда владела торговой маркой “Лэтуаль”. Примерно в то же время Семенда и Климов получали доход в брокерской компании “Профит Хауз”. Этот с виду малозначительный факт объясняет, зачем Семенда понадобился Володиной. В начале 2000-х “Профит Хауз” был на слуху как проводник интересов Романа Абрамовича, а совладельцем компании был бизнесмен и будущий миллиардер Виктор Харитонин, которого называют “учеником Абрамовича” и “фармацевтическим королем России”.

Помощник Голиковой и Жириновского. Кто такой Виктор Харитонин

В начале 2000-х миллиардер Виктор Харитонин в партнерстве с Романом Абрамовичем купил несколько российских фармзаводов. Впоследствии они вошли в холдинг “Фармстандарт”, на котором Харитонин сколотил состояние. В 2023 году Forbes оценил это состояние в $5 млрд и поместил Харитонина на 28-ю строчку списка богатейших россиян.

“Фармстандарт” занимает лидирующие позиции на госзакупках лекарств. Компании холдинга произвели большую часть вакцин “Спутник V”, а “Арбидол”, который выпускал “Фармстандарт”, рекламировал Владимир Путин.

Самого Харитонина связывают с вице-премьером Татьяной Голиковой, которая курирует медицину, и ее мужем, бывшим министром промышленности Виктором Христенко. Харитонин также вел бизнес с членами семей преемника Христенко на посту главы Минпромторга Дениса Мантурова и главы “Ростеха” Сергея Чемезова

“Фармстандарт” был одним из крупнейших спонсоров ЛДПР.

Харитонин и Климов сошлись на почве “Профит Хауза” и стали партнерами. В 2003-м они вложились в сеть аптек “О3”, но проект забуксовал и через три года был продан. Как выяснила “Система”, партнеров объединяли не только аптеки. Фирма, связанная с Харитониным, кредитовала российскую структуру Lerway, а Климов побывал партнером Харитонина в “Фармстандарте”. В 2007-м фирмы, близкие к “Лэтуаль” и Семенде, получили 50 процентов управляющей компании “Каравелла”. Остальные 50 процентов контролировали структуры партнеров Харитонина. “Каравелла” управляла недвижимостью фонда “Реконструкция и развитие”, которым владел Харитонин. В основном это были помещения, которые ранее занимали аптеки “О3”. В некоторых из них открылись магазины “Лэтуаль”.

Харитонин входит в высшую лигу российского бизнеса (на фото – с основателем “Альфа Групп” Михаилом Фридманом на приеме в Кремле)

В 2009 году с “Каравеллой” вышел конфуз – власти заподозрили ее в выводе активов и аннулировали лицензию на управление средствами фондов. “Каравеллу” ликвидировали, а недвижимость из фонда Харитонина перешла в управление делового дома “Калита”, связанного с бизнесом миллиардера. Часть его помещений до сих пор арендует “Лэтуаль” под свои магазины – например, 500 кв.м у метро “Маяковская” в центре Москвы и 190 кв.м недалеко от Театра оперы и балета в Самаре. Не исключено, что именно Семенда помог Володиной наладить контакт с давними партнерами ее мужа. Как оказалось, их совместные интересы выходят за рамки парфюмерного бизнеса.

Офшорные тайны

Весной 2017 года на Мальте вспыхнул громкий политический скандал. Небольшая европейская страна, гражданством которой обзавелись многие состоятельные россияне, объявила досрочные парламентские выборы после того, как премьера обвинили в коррупции. Материалы обнародовала независимая журналистка Дафна Каруана Галиция. Через полгода она погибла от взрыва автомобиля, а ее осведомительница, россиянка Мария Ефимова, бежала из страны и была объявлена в розыск.

Чем кончился политический й кризис на Мальте

Несмотря на скандал, партия обвиненного в коррупции премьера Джозефа Муската победила на досрочных выборах. А премьер был переизбран и оправдан. Мускат ушел в отставку лишь в начале 2020 года на фоне массовых протестов из-за убийства Галиции. Расследование выявило троих убийц журналистки, которые получили крупные тюремные сроки. В соучастии также обвинили мальтийского бизнесмена, которого называют соратником Муската. На Ефимову, которая скрывается до сих пор, завели дело о даче ложных показаний.

По странному совпадению, охоту на Ефимову объявили не только власти Мальты, но и Кипра. Россиянка обвинила их в сговоре, но сюжет мог быть и более закрученным. Ефимову подозревали в связях с Россией, которая не раз объявляла в розыск своих граждан, чтобы не допустить их экстрадиции в другие страны. Российский след виден и в запросе Кипра, который был отозван после того, как Ефимова оказалась под защитой Греции. За всеми этими событиями можно разглядеть спецоперацию по спасению россиянки от преследования на Мальте.

В основу запроса Кипра легли обвинения в хищении средств у кипрского офшора, аффилированного с “Лэтуаль”. Заявителем по событиям четырехлетней давности выступила директор офшора из кипрской консалтинговой фирмы A.B.C. Grandeservus Limited, которая, как выяснили российские налоговики, обслуживает целый ряд компаний, связанных с Виктором Харитониным.

В частности, клиентом A.B.C. Grandeservus был офшор Sitipo Investments, которому досталась недвижимость Тюменского завода медицинского оборудования и инструментов (ТЗМОИ). Основанный в 1962 году производитель одноразовых шприцев в 2005-м отошел “Фармстандарту”, после чего восемь гектаров заводской земли в центре Тюмени достались Sitipo. Изначально офшор принадлежал структурам, связанным с Харитониным. А в середине 2010-х контроль над Sitipo получила Володина. 30 процентов Sitipo остались у Харитонина. Весной 2021-го земли ТЗМОИ выставили на продажу и спустя полгода нашли покупателя. На сделке, которую закрыли в декабре 2021 года, Sitipo заработал $4,5 млн. Перед этим счета офшора перевели в АресБанк, подконтрольный Харитонину с партнерами.

Через два месяца Россия начала полномасштабное вторжение в Украину. Зарубежные бренды, в том числе косметические, заявили об уходе с российского рынка. Сети столкнулись с нехваткой ассортимента, но у “Лэтуаль” были проблемы посерьезнее. Сначала компанию якобы атаковали фейками о закрытии магазинов, а затем раскритиковали за бизнес в Украине. Причем обвинения сыпались как с украинской стороны, так и с российской. “Лэтуаль” решила срочно избавляться от украинских активов и почти мгновенно нашла покупателя – французского бизнесмена Филиппа Бенасена, который давно сотрудничает с компанией. Если верить официальным сообщениям, оформлять сделку начали уже в марте 2022 года и закрыли ее через два месяца.

Новый владелец украинских активов “Лэтуаль” осудил российскую агрессию против Украины и сообщил, что с марта 2022 года финансирует ВСУ. Тем не менее сделка вызвала вопросы как у украинских госорганов, так и у украинских расследователей, которые заметили пересечения между офшорами Бенасена и Алексея Кокарева, младшего партнера Володиной. Сам Бенасен категорически отвергал обвинения в фиктивности сделки с “Лэтуаль”.

С офшорами связаны еще несколько любопытных деталей. Перед закрытием сделки кипрские фирмы, на которые были оформлены украинские активы “Лэтуаль”, перевели на обслуживание в ту самую A.B.C. Grandeservus, хорошо знакомую Харитонину. Одновременно кипрская контора стала секретарем и для офшоров, через которые Володина с партнерами владеет сетью “Лэтуаль”. А после сделки директором кипрских компаний, перешедших Бенасену, назначили гречанку, которая ранее владела офшором Харитонина.

Совпадения секретарей и директоров связаны с тем, что у A.B.C. Grandeservus много разных клиентов, сообщил управляющий директор юрфирмы Costas Tsirides & Co Александрос Циридес. По его сведениям, Харитонин не имел отношения к сделке по продаже украинских активов “Лэтуаль”. Бенасен ответил “Системе”, что Харитонин не упоминался при обсуждении сделки и они незнакомы.

Харитонина можно отнести к бенефициарам войны России с Украиной: уход зарубежных фармкомпаний высвободил ниши для “Фармстандарта”, а сам миллиардер приобрел 11 российских заводов у немецкой Henkel, покинувшей российский рынок весной 2023-го. Война России с Украиной и ее экономические последствия не оказали существенного влияния на прибыльность бизнеса Харитонина и Володиной, указано в последней доступной отчетности их офшоров. В “Лэтуаль” и “Фармстандарте” не ответили на запросы, Володина проигнорировала попытки связаться с ней.

spot_img
SourceCRIPO
spot_img

В центре внимания

spot_imgspot_img

Не пропусти