Понедельник, 15 июля, 2024
spot_imgspot_imgspot_imgspot_img

В центре внимания

Какие варианты были предложены украинцам в отношении криптоналогов?

В ноябре в Верховной Раде были зарегистрированы два законопроекта, касающиеся налогообложения операций с криптоактивами и регулирования рынка.

Первый документ предусматривает налогообложение для физлиц доходов от операций с криптоактивами по ставке 18% НДФЛ и дополнительно 1,5% военного сбора, а также делает поставщиков услуг, включая биржи, налоговыми агентами своих клиентов. Редакция Incrypted делала детальный обзор проекта закона и узнала мнение экспертов и сообщества о нем:

Через десять дней, 17 ноября, в Раде зарегистрировали второй — альтернативный — законопроект. Его разработкой занималась Минцифра вместе с представителями бизнеса.

Мы поговорили с представителями команды министерства — директором Директората цифровой экономики Юлией Пархоменко и главным юристом Проектного Офиса по виртуальным активам при Минцифре Дмитрием Николаевским об этом законопроекте. Полное эксклюзивное интервью можно посмотреть на нашем YouTube-канале.

Редакция Incrypted собрала в одном материале ответы на самые важные вопросы, в том числе, как будут облагаться налогами криптовалютные операции и какие именно, как будут проверять задекларированные сведения и о других особенностях предложенных норм регулирования.

Как платить налоги?

Согласно документу, доходы физлиц от операций с криптовалютами будут облагаться налогом по ставке 5% в течение первых трех лет, по ставке 9% в течение следующих пяти, после чего применяется общая ставка в 18%. Почему была выбрана именно такая система?

Юлия Пархоменко: Любые ставки являются компромиссом между государством, которое хочет получить как можно больше налогов, и бизнесом, который или не хочет вообще их платить, или хочет платить меньше. Поэтому, конечно, наша логика в том, что система ставок с переходными периодами может создать этот компромисс.

Но все прекрасно понимают, что Минцифра не является органом, который будет окончательно определять, какая будет налоговая ставка. Для этого есть Минфин, есть налоговый комитет, есть депутаты, которые в дальнейшем будут голосовать и принимать закон. Но мы уверены на 100%, что при создании новой отрасли налог 18% НДФЛ для нее — это путь в никуда.

Дмитрий Николаевский: В документе есть ограничение в 7 млн гривен — возникали вопросы о том, почему именно такая цифра. [Согласно законопроекту, право на предусмотренные предложенной системой ставки будут иметь те налогоплательщики, сумма прибыли от операций с криптовалютами которых не превышает 7 млн гривен в течение года].

Мы не хотим создавать арбитраж различных правовых налоговых режимов. У нас есть упрощенная система для III группы ФЛП, которая имеет лимит годового дохода в 7 млн гривен и ставку 5%. Поэтому чтобы один налоговый инструмент не использовался вместо другого, было предложено начинать с тех условий, которые уже существуют для определенных видов деятельности и доходов. А дальше — это уже последовательная эволюция ставки к стандартной.

Когда применяется налогообложение?

Николаевский: Доходы от продажи получаются только в том случае, когда происходит продажа виртуального актива за денежные средства. Поэтому выход в фиат — это момент возникновения налогового обязательства.

Если ты продал биткоин за USDT и не выводишь средства в гривну, момент налогообложения не наступает?

Николаевский: Не наступает.

Как будет осуществляться подтверждение расходов, которые пользователь должен указывать при налогообложении?

Пархоменко: Например, я со своего банковского счета завожу на биржу 1000 гривен для приобретения биткоина. Через некоторое время я его продаю и получаю 1200 гривен. В таком случае 200 гривен — это доход, с которого я должна заплатить налог.

Для того, чтобы подтвердить свои расходы, я должна в налоговую предоставить выписку из банка о моих переводах денег поставщику услуг, что я вывела 1200 гривен, а у поставщика услуг я должна получить документ, который подтвердит, по какому курсу я купила и продала этот биткоин.

Николаевский: После принятия закона налоговая будет формировать правила, по которым осуществляется подтверждение расходов и описывать отдельные случаи, когда такие расходы надо подтверждать. Все будет разъясняться на уровне уже подзаконных нормативных актов, которые будут разработаны Министерством финансов и при участии налоговой инспекции.

А если таких операций в день, например, более пятидесяти?

Николаевский: Пока не представляется возможным предложить какой-то другой более удобный механизм. Итак, мы исходим из того, что эта проблема будет решена на уровне поставщиков услуг путем автоматизации процесса составления налоговой отчетности.

Что происходит с точки зрения закона, если за отчетный период мои инвестиции в минусе?

Николаевский: В таком случае, конечно, налогообложение не применяется. Более того, отрицательный результат можно переносить на будущие годы, уменьшая объект налогообложения будущих налоговых периодов.

Как будут проверяться сведения, предоставленные физлицом в декларации, относительно его доходов/убытков от операций с криптовалютами?

Николаевский: Сравнение обычно делает налоговая при проведении проверки. Проверка проводится в том случае, когда налоговая ставит под сомнение достоверность задекларированной информации. Если есть несоответствие между данными от поставщиков и данными декларации, тогда налоговая может обратиться за разъяснением к налогоплательщику и попросить его предоставить документы, подтверждающие именно его расчет.

Какие условия налогообложения предусмотрены для юридических лиц?

Николаевский: Если мы говорим о поставщиках услуг, это отдельный раздел регулирования. Их услуги, кроме консультационных, освобождаются от уплаты НДС. После получения авторизации они могут воспользоваться льготным режимом Дія.City и платить 9% налога на выведенный капитал.

Другая история — это налог на прибыль для всех остальных юрлиц, которые не являются поставщиками услуг. Для них исключений нет — используется общая ставка 18% налога на прибыль.

Кто считается поставщиком услуг?

Николаевский: Чтобы не перечислять все типы, указанные в законопроекте, сосредоточусь на общем принципе. Он заключается в том, что авторизации подлежат те виды деятельности, которые предусматривают возможность оперировать виртуальными активами, принадлежащими другим лицам. Исключением является только предоставление консультационных услуг.

Биржи и обмен налоговой информацией

В законопроекте 10225 есть положение о налоговых агентах, которое предусматривает, что поставщики услуг будут отвечать за взимание налогов со своих пользователей. Какие обязательства возлагаются на поставщиков услуг в вашем альтернативном документе 10225-1?

Пархоменко: Согласно ему, налоговые агенты обязаны будут подавать отчетность в налоговые органы — больше ничего. То есть они не будут ни платить налоги, ни подавать декларации за пользователей.

Последние могут получать от поставщиков услуг отчеты и уже самостоятельно формировать декларацию и платить налоги. Мы понимаем, что каждый пользователь может пользоваться услугами нескольких поставщиков. Он собирает у себя все отчеты и формирует уже общую декларацию.

Николаевский: В законопроекте, который был подан ранее, биржи должны были удерживать и платить за физлицо налоги. Однако это не освобождало само физлицо от соответствующей обязанности, то есть фактически речь шла о двойном процессе. Мы не видим в этом практического смысла. Есть финансовый результат, который является объектом налогообложения, и он может формироваться за счет операций на различных платформах.

То есть поставщик услуг может помогать сформировать отчетность для декларации?

Николаевский: Мы ожидаем, что поставщики внедрят это как сервис для своих пользователей и упростят им жизнь.

Какую отчетность должна будет предоставлять биржа?

Николаевский: О своей деятельности, поскольку также является налогоплательщиком. О пользователях подает отчетность в разрезе сумм, выплаченных физлицу. То есть, если человек вывел от поставщика услуг определенную сумму денег, об этой выплате в денежной форме последний обязан уведомить налоговые органы по стандартной форме.

Биржи запрашивают KYC. Это значит, что налоговая в случае необходимости получит все данные о клиентах платформ?

Николаевский: Да, налоговая сможет сопоставить те суммы, которые человек указал в собственной декларации, со сведениями, которые по нему получены от поставщиков услуг.

Как насчет операций с децентрализованными биржами и холодными кошельками? Как их контролировать?

Николаевский: Человек, который отчитывается, имеет обязательства доказать документально свои расходы. Очень сложно будет доказывать расходы, если он осуществляет операции на децентрализованных биржах.

Если человека устраивает просто уплата налога со всей суммы полученного дохода и расходы для него неважны, то он может заработать где-то на DEX, потом продать [активы] через поставщика услуг в Украине, вывести эти деньги на карту и со всей суммы уплатить те же 5% налога.

Может ли возникнуть необходимость пользователю объяснять происхождение средств при их заведении на биржу?

Николаевский: Каждый поставщик услуг такие политики формирует самостоятельно в соответствии с действующим законодательством и требованиями FATF. Конечно, если суммы будут превышать определенный предел, то очень вероятно, что поставщик, который идентифицирует клиента, может задать вопрос об источнике происхождения средств.

У биржи в любом случае будет обязанность выполнять обязательства как субъекту первичного финансового мониторинга. Для этого поставщик должен добросовестно относиться к тому, что происходит у того или иного пользователя, и интересоваться, если что-то выглядит подозрительным.

Главная задача специалиста по финансовому мониторингу — убедиться в том, что деньги не имеют криминального происхождения.

Если поставщик услуг не зарегистрируется на территории Украины, например, биржа из ЕС, может ли она обслуживать граждан страны?

Пархоменко: Наш законопроект вообще не ограничивает нерезидентов в предоставлении услуг гражданам Украины. Фактически, сами люди выбирают, где им обслуживаться — у нерезидентов, или у зарегистрированных поставщиков услуг на территории Украины.

Но здесь есть нюанс в том, что последние смогут предоставлять отчетность для налоговых, а иностранные поставщики — не обязаны. Поэтому будет гораздо сложнее подтверждать свои расходы, которые пользователь будет нести при работе с поставщиками услуг.

Николаевский: Что дает вообще правовой фреймворк? Возможность обратиться в суд, если твои средства, например, похитили. Это базовое преимущество. Собственно, за это и уплачиваются налоги. То есть государство может преследовать преступника.

Относительно нерезидентов, компаний, которые зарегистрированы в оффшорных юрисдикциях. Мы понимаем, что правовых инструментов вернуть свои деньги или нет, или они «туманны», или очень дорогие. Человек за условные $1000 не будет обращаться в какой-то Интерпол для поиска мошенников. В то же время в Украине можно будет работать относительно спокойно, поскольку все участники рынка будут при авторизации проходить предварительную проверку.

Зачем международной бирже получать лицензию в Украине? Какие преимущества, если она и так может обслуживать граждан страны?

Николаевский: Если биржи хотят получить клиентов из этой юрисдикции и работать с ними более эффективно, они заинтересованы в том, чтобы авторизоваться на территории Украины. Если, конечно, это не стоит миллионы долларов или гривен, то почему бы не пройти авторизацию и не использовать удобные фиатные шлюзы.

Предусматривает ли новая нормативная база обмен информацией с налоговыми органами Еврозоны? Будет ли аналог DAC8 или Travel Rule?

Николаевский: Да, это все будет. Относительно требований обмена налоговой информацией, Украина уже приняла соответствующий закон и будет такой информацией обмениваться. Информация о виртуальных активах так же входит в состав данных, подлежащих обмену.

Однако это касается не всех. Существует граница, меньше которой соответствующий обмен не осуществляется. И важно понимать, что это обмен не между поставщиками услуг и налоговыми органами, а между налоговыми органами между собой.

Классификация виртуальных активов

Обновление к закону «О виртуальных активах» подразделяет последние на четыре вида. Можете ли вы привести пример для каждой из категории таких активов для четкого понимания, что именно имеется в виду?

Николаевский: Начнем с самого интересного, токены электронных денег — это виртуальные активы, которые будут иметь особый правовой режим. Что это означает на практике? При принятии предыдущего закона часто коммуницировали о том, что очень плохо, когда виртуальные активы не могут использоваться как средство расчета.

В этом случае проблема решается — конкретно эти токены смогут быть использованными как инструмент расчета.

В чем заключается их специфика? Они будут обязательно привязаны к гривне. Поскольку они будут обеспечиваться фиатной гривной, их эмиссия не будет каким-то образом негативно влиять на общую монетарную политику. Это были основные опасения НБУ при принятии предыдущей версии закона. Итак, эти токены, их обращение, эмиссия будут регулироваться Нацбанком Украины. Именно он впоследствии предоставит свои разъяснения относительно оборота токенов электронных денег.

Далее. Токены, привязанные к активам. Давайте их рассмотрим в сравнении со служебными токенами. И там, и там существует определенный базовый актив. Но в случае, когда передача служебного токена олицетворяет передачу права на получение физической вещи, например, той же машины, то в случае с привязанным к активам токеном обязательства передать этот актив уже не существует, но будет существовать обязательство выплатить его текущую стоимость.

Если эмитент этого токена докажет свою способность выполнить обязательства за счет других высоколиквидных инструментов, избыточного депозита, который существенно превышает объем обязательств по фактически выпущенным токенам, привязанным к активам, то такая возможность будет существовать.

Что такое неклассифицированные виртуальные активы?

Николаевский: Это такой обобщающий вид, чтобы понимать, какой правовой режим применяется ко всем тем токенам, которые не соответствуют предыдущим критериям. Это всем известные нам биткоин, Ethereum, то есть эта множественность криптовалют. Сейчас даже USDT — неклассифицированный виртуальный актив.

Банки и криптовалюты

Недавно в сети появились сообщения, что monobank и ПриватБанк начали блокировать карты с предположением, что это происходит из-за использования Р2Р-торговли. Может ли быть, что банки пытаются закрыть альтернативные каналы, чтобы люди потенциально выводили активы через официальные шлюзы в фиат?

Николаевский: Наверное, большинству известно, что операции с виртуальными активами в соответствии с банковскими нормативами относятся к высокорисковым. Многие банки принимают для себя решение, что лучше отказаться от сотрудничества с клиентом, который имеет определенную причастность вообще к этой отрасли.

Пока нет понятного правового поля, которое бы позволило объяснить, что криптовалюты — это не что-то суперрисковое, а обычный элемент новой цифровой экономики.

Пархоменко: Именно принятие закона позволит банкам нормально относиться к криптовалютам.

Николаевский: А поставщики получают возможность открывать счета и наконец нормально заработают фиатные шлюзы.

Регуляторы: без Нацкомиссии

Правильно ли понимать, что Национальную комиссию по ценным бумагам и фондовым рынкам полностью исключили из регулирования рынка в новом законопроекте?

Пархоменко: Абсолютно верно, именно эта редакция выделяет только два регулятора: НБУ, который будет отвечать за токены электронных денег, и Минцифра, которая будет отвечать за абсолютно все остальные направления.

Народный депутат Алексей Жмеренецкий рассказал, что рабочая группа будет работать над поиском компромисса между законопроектами 10225 и 10225-1 и возможным синтезом двух документов в один. В таком случае, на какие компромиссы Минцифра готова была бы пойти относительно положений документа, а на какие — нет?

Пархоменко: На сегодня зарегистрировано два законопроекта: основной и альтернативный. Сейчас налоговый комитет собирает все выводы от государственных органов исполнительной власти. После этого планируется создание рабочей группы при налоговом комитете, в рамках которого будут рассматриваться и оба законопроекта, и все полученные выводы.

Мы еще не знаем, как будет происходить дальнейший процесс. Мы узнаем это только, когда уже заработает эта рабочая группа.

Готовы ли мы идти на какие-то уступки — мы будем до последнего отстаивать нашу позицию, аргументируя ее, а дальше будем смотреть на реакции других стейкхолдеров.

Здесь вопрос даже не в какой-то борьбе, нам важно, чтобы регулирование заработало. Потому что за последние два года из-за военного положения операции почти все прекратились, и сейчас единственная возможность все же восстановить их — это запустить регуляцию.

Николаевский: Если бы Комиссия смогла выполнить эту задачу, наверное, этих двух версий законопроекта вообще не было бы.

Какие ваши прогнозы относительно принятия закона?

Николаевский: Прогнозы всегда есть оптимистичные и реалистичные. Если все будет хорошо, то мы очень надеемся, что фреймворк в целом с налоговой частью, с регистрацией поставщиков, как говорится «под ключ», заработает с первых дней 2025 года, то есть через год или чуть больше.

spot_img
SourceIncrypted
spot_img

В центре внимания

spot_imgspot_img

Не пропусти