Вторник, 23 июля, 2024
spot_imgspot_imgspot_imgspot_img

В центре внимания

Когда политики лезут в оборонные дела и что из этого выходит

В последние дни народные депутаты ведут ожесточенные дискуссии в интернете относительно своих прогнозов о ходе войны в следующем году.

Виктор Кевлюк, эксперт Центра оборонных стратегий, на страницах издания LB.ua проводит небольшой ликбез для депутатов-скандалистов.

Начнем с того, что депутатам можно, а что не очень. Закон Украины “О национальной безопасности” определяет, что составляющей демократического гражданского контроля является контроль парламентский, предметом которого является контроль содержания и состояния реализации стратегий, доктрин, концепций, государственных программ и планов в сферах национальной безопасности и обороны.

Верховная Рада осуществляет парламентский контроль и принимает законы Украины, которые определяют и регулируют деятельность органов сектора безопасности и обороны и их полномочия, утверждает соответствующие бюджетные ассигнования и принимает решение об отчете об их использовании. То есть нардеп из любого лагеря полномочия контролировать Силы обороны и безопасности Украины имеет.

Но ведь наши депутаты прекрасно знают, как устроено государственное управление, поэтому ищут то, чего, понятное дело, не существует. Думаю, если бы искали то, что существует, внезапно нашли бы и свою ответственность за все найденное. Среди всего этого можно предположить, что в облаках некомпетентности должны были бы роиться шпионы всех мастей, изображая из себя прекраснодушных дилетантов. Но это пусть спецслужбы разбираются. Без нас.

Так что же именно ищут наши депутаты?

Закон “Об обороне Украины” устанавливает, что в государстве существует План обороны, который является неотъемлемой частью оборонного планирования. Этот план – совокупность документов, определяющих содержание, объемы, исполнителей, порядок и сроки осуществления политических, экономических, социальных, военных, научных, научно-технических, информационных, правовых, организационных, других мероприятий государства в подготовке к вооруженной защите и его защите в случае вооруженной агрессии или вооруженного конфликта. И именно здесь зарылись собаки: из 10 мероприятий подготовки к любой войночке военные отвечают аж за ОДИН. Если сильно тянуть за уши, то можно частично приволочь научно-технические и информационные мероприятия, и то в военном формате.

Поэтому требовать этот план у главкома по меньшей мере несправедливо. Хотя бы ввиду того, что разрабатывает-составляет и несет его на подпись… премьер-министр Украины. А потом утверждает президент. Почему президент текущий План обороны Украины утвердил аж 25 февраля 2022 года – вопрос также не к главкому.

Когда План обороны Украины утверждают, начальник Генштаба на его основании и с учетом Сводного плана территориальной обороны Украины начинает разрабатывать Замысел стратегической оборонительной операции. Вспомните: 24 февраля – начало агрессии, 25 февраля – утверждение плана. Но рано утром наша авиация уже была в воздухе, а наша ПВО ловко уклонялась от вражеских атак, параллельно сбивая все, что могла достать, то есть Генштаб Замысел стратегической оборонительной операции не только разработал, но и задачи войскам поставил. Иначе как бы те же Воздушные силы знали, что им делать ночью с 23 на 24 февраля? Поэтому депутатский наезд на ГК является необоснованным актом вражды.Дальше без цитат никак. Народный депутат М. Безуглая заявила: “…военное руководство не может предоставить никакого замысла на 2024 год, а все их предложения по мобилизации сводятся к тому, что надо больше людей без всякого предложения по изменениям системы ВСУ, то такое руководство должно уйти”. Выше мы уже разобрались, что никаких замыслов “военное руководство” предоставлять не обязано. Что такое “система ВСУ” – сами не разберемся, комментарий парламента надо. А вот о “всех их предложениях” – здесь остановимся.

Бюджетный кодекс определяет, что главные распорядители средств (а в области обороны это Министерство обороны) подают бюджетные запросы. Бюджетный запрос – документ, содержащий предложения к проекту бюджета на плановый бюджетный период с соответствующим обоснованием объема бюджетных средств, необходимых для выполнения возложенных на него функций на среднесрочный период, на основании соответствующих предельных показателей расходов бюджета и предоставления кредитов из бюджета.

9 ноября парламент принял Закон “О Государственном бюджете Украины на 2024 год”, а 28 ноября президент Зеленский подписал. То есть оборонное ведомство подало свою потребность на 2024 год и обосновало ее. На сайте Верховной Рады сообщают, что господин Завитневич, председатель Комитета Верховной Рады Украины по вопросам национальной безопасности, обороны и разведки, под законопроектом о госбюджете поставил свою подпись. Странно, что заместитель председателя комитета не может спросить председателя и попросить показать документы, предоставленные Минобороны.

И вот когда Генштаб получает закон о бюджете на следующий год, там происходит цикл уточнений документов оборонного планирования, то есть Ориентировочного плана содержания и развития Вооруженных сил Украины. Интересный момент: этот план составляется на следующий и еще два года вперед.

То есть составленный в 2022 году план УЖЕ содержал показатели 2024 года. Показатели уточняют именно сейчас, ведь бюджет-2024 президент подписал всего три дня назад. И в этом же году выписаны показатели на 2025-2026 годы. То есть военные все имеют. То, что нардепы не знают, что у кого спрашивать, – показатель общей компетентности народных избранников, а не того, что военные чего-то не имеют/военные что-то скрывают.

Разгон тумана закончим документом, который проясняет, что кому можно знать, а что – нет. СБУ издала в 2005 году приказ “Об утверждении Свода сведений, составляющих государственную тайну”, где объяснила, кому и что можно читать. Так вот, там написано, что сведения о содержании стратегических (оперативных) планов применения Вооруженных сил имеют гриф особой важности и эти документы будут скрыты от общественности ближайшие 30 лет.

Что еще интересно: кроме допуска (который нардепы имеют), надо еще иметь доступ. А к планам применения Вооруженных сил, к которым относится и Замысел стратегической оборонительной операции, допущен сверхузкий круг лиц – в него народные депутаты не входят. Поэтому должны смириться с тем, что замысел им никто не покажет.

Относительно “всех их предложений по мобилизации…” еще сложнее. Президент сказал: “В мобилизации очень важно, чтобы из пункта А мы вышли и понимали, куда мы идем – в пункт Б. Мы должны знать, куда мы должны прийти и какими силами. Поэтому комплексный план по этому вопросу будет на следующей неделе. По крайней мере такая задача поставлена и Залужному, и Умерову, и Шмыгалю, потому что там есть и экономические вопросы. Они все комплексно будут докладывать на следующей неделе”.

Я не знаю, где в мобилизации пункты А и Б, поэтому предлагаю подождать, когда на следующей неделе “и Залужный, и Умеров, и Шмыгаль” предоставят комплексный доклад и общественность узнает, “куда мы должны прийти и какими силами”. Вот тогда и поговорим. Предположительно – о ТЦК, ВВК, мобилизации, демобилизации. Хотя из контекста заявления уже сейчас понятно, что речь должна идти о комплектовании Сил обороны персоналом.

spot_img
spot_img

В центре внимания

spot_imgspot_img

Не пропусти