Вторник, 18 июня, 2024
spot_imgspot_imgspot_imgspot_img

В центре внимания

“Красные линии” олигарха Жеваго

Истории об иностранных инвесторах в исполнении Жеваго – они для украинцев. Для западной аудитории пиарщики Жеваго пытаются слепить из него жертву политических преследований.

Последние несколько месяцев в Украине происходит масштабная пиар-кампания в интересах олигарха Константина Жеваго. Ее цель – в стиле путина предупредить украинскую власть и лично Президента Зеленского о так называемых “красных линиях”, которые ему нельзя переходить. Предупреждение пытаются усилить тезисами о политическом преследовании Жеваго, сфабрикованных уголовных производствах и необходимости защиты иностранных акционеров Ferrexpo.

Осознайте абсурдность ситуации – если бы, например, в Соединенном Королевстве мажоритарного акционера компании подозревали в миллиардных махинациях, взяточничестве, а саму компанию обвиняли в неуплате налогов в особо крупных размерах – стал бы аргумент о необходимости защиты иностранных инвесторов причиной игнорировать закон и справедливость?

Истории об иностранных инвесторах в исполнении Жеваго – они для украинцев. Для западной аудитории пиарщики Жеваго пытаются слепить из него жертву политических преследований. Что выглядит максимально комично, учитывая прошлогоднее подозрение НАБУ по эпизоду с потенциальной взяткой от Жеваго для главы Верховного Суда Князева. Взятки судьям – не то, чем занимаются жертвы режима и оппозиционеры. А НАБУ это не тот орган, который можно обвинить в политических преследованиях.

Напомню, что взятка в $2,7 млн, но потом она как-то постепенно уменьшалась, по версии детективов НАБУ давалась Князеву за решение по делу о продаже 40,19% акций Полтавского ГОКа. Перед рассмотрением дела в Верховном Суде олигарх Жеваго тоже развернул масштабную пиар-компанию о том, что “злой” олигарх Коломойский пытается отобрать у него предприятие.

Но чем “добрый” олигарх Жеваго отличается от “злого” олигарха Коломойского?

Оба имели по системному банку, который довели до банкротства. Но Коломойский вовремя передал банк государству – и сегодня “ПриватБанк” это самый прибыльный банк в стране. Жеваго оставил более 10 тысяч вкладчиков банка “Финансы и Кредит” с ничем. Не остановился, и после этого довел до ликвидации Union Bank в Лихтенштейне. Об этом я лично разбирал историю буквально недавно, в то время украинские журналисты обошли эту тему стороной.

Оба имели по стратегическому предприятию, которые пришлось национализировать из-за их неспособности отвечать вызовам военного времени. Но Укрнафта сегодня перечисляет рекордные прибыли в государственный бюджет, а доведенный до банкротства КрАЗ так и не смог полноценно запустить производство необходимых войску грузовиков.

Обоим предъявили уголовные обвинения. Но Коломойский имел хотя бы смелость остаться в стране, когда ему объявили подозрение, а Жеваго сбежал из Украины в 2019 году и больше не возвращался. Недавняя попытка вернуть его на родину через процедуру экстрадиции тоже завершилась неудачно.

И хотя Жеваго пытается убедить всех, что решение французского суда об отказе в его экстрадиции “подтверждает признаки политического преследования и давления, сфабрикованность дела” – реальность иная. Как видно из самого текста решения, никто его не оправдал. Причина почему суд отказал в запросе Украины – безопасностная, и связана с войной. Такое у них либеральное правосудие, даже преступники должны быть в безопасности.

Ключевая разница между ними в том, что Коломойский не избежит ответственности.

А Жеваго?

С сентября 2019 года Константин Жеваго является подозреваемым по делу о выводе более $ 113 млн из банка “Финансы и кредит”. Неспособность ГБР и Офиса генерального прокурора за эти 5 лет довести дело до обвинения позволяет адвокату Жеваго фактически насмехаться над правоохранительными органами, утверждая, что они и сами прекрасно понимают, что дело является сфальсифицированным и бесперспективным.

Почему обвинительный акт до сих пор не в суде, если на счетах Жеваго в швейцарском банке арестовано более $ 113 млн и есть реальная перспектива вернуть эти средства в страну?

Больше года продолжается судебное дело по иску Фонда гарантирования вкладов физических лиц к Жеваго о взыскании $1 млрд за ущерб, нанесенный банку “Финансы и Кредит”. Дело до сих пор не сдвинулось с мертвой точки в суде первой инстанции. Что больше всего удивляет – сумма убытков, заявленных Фондом, неприлично несоизмерима с суммой убытков по делам, которые расследуют правоохранители.

Почему только выведенные $ 113 млн превратились в уголовное дело и подозрение? Или остальные $ 900 млн выводились законным способом?

Еще в 2019 году НБУ получил решение против Жеваго на 1,5 млрд грн. Олигарх лично поручился за то, что банк “Финансы и Кредит” вернет часть выданного рефинанса. Официальная причина по которой НБУ до сих пор не выполнил решение – у Жеваго нет активов в Украине.

Слышали ли высококлассные специалисты из НБУ о механизме выполнения решений за рубежом? Об имениях Жеваго во Франции и Англии? Что, в конце концов, не так с акциями Ferrexpo, которыми он владеет открыто и не скрываясь? Чем отличается арестованная и выставленная на продажу яхта “Royal Romance” Медведчука от яхты “Z” Жеваго?

Хочу подчеркнуть – привлечение Жеваго к ответственности это не только об удовлетворении общественного запроса на справедливость. Да, это было очень актуально в начале полномасштабного вторжения. Но сейчас это, в первую очередь, о наполнении государственного бюджета воюющей страны. Это о выживании Украины. О том, сможет ли правоохранительная система в условиях войны доказать свою эффективность и направить силы на то, что действительно важно.

Практика “тик-ток правосудия”, когда наказание за преступление сводится к громкому пресс-релизу правоохранителей, уплате большого (или не очень) залога, а через день фигуранта выпускают и о преступлении забывают – это не тот инструмент, за счет которого нужно наполнять бюджет.

Понятно, что у олигарха Жеваго есть надежное прикрытие – компания Ferrexpo, акции которой торгуются на Лондонской фондовой бирже, и иностранные инвесторы. Но о том, что этих иностранных инвесторов нужно защищать, сами инвесторы не говорят.

Нужна ли была иностранным акционерам Ferrexpo защита, когда на счетах Ferrexpo в подконтрольном олигарху Жеваго банке исчез депозит в $150 млн? Когда средства из благотворительной программы в $110 млн, которые компания перечислила на подконтрольный олигарху Жеваго благотворительный фонд, исчезли в неизвестном направлении. Когда спонсорские средства Ferrexpo для ФК Ворскла превратилась не на новый стадион, а в “заем” оффшорной компании олигарха Жеваго. Когда Полтавский ГОК продавал “отходы” производства по заниженным ценам на компании-прокладки, а затем – по рыночным ценам на реальных покупателей. Отмена выплату дивидендов, мотивированная принятием украинским судом решения по долгам Полтавского ГОКа не в пользу Жеваго.

Но такие инвесторы как BlackRock реагируют по-другому. Они не просят защиты у государства и не выпускают громкие пресс-релизы. Они продают акции Ferrexpo и инвестируют в другие компании – если в декабре 2023 года BlackRock владел 7,5% акций, то по последним данным – имеет в собственности чуть более 3,5%.

Говоря откровенно – проблемы Ferrexpo их не интересуют. Для BlackRock, который управляет общим портфелем инвестиций $10 трлн, портфель акций Ferrexpo стоимостью $20 млн – это лишь 0,0002% от их активов. С остальными акционерами то же самое.

Они классические миноритарные акционеры, которые инвестируют в “тихую гавань” (англ. safe harbor). В публичные, прозрачные, спокойные компании, которые ведут свой бизнес в соответствии с лучшими мировыми корпоративными практиками, какой и должна была бы быть английская публичная компания Ferrexpo. Они не хотят быть “щитом” для мажоритарного акционера в его персональном конфликте с государством.

Наверное, именно это осознание заставило Жеваго пойти на такой циничный шаг как банкротство Полтавского ГОКа. Инициатором дела выступала подконтрольная Жеваго компания “Кислород” (контроль подтверждается официальной отчетностью Ferrexpo, например, за первое полугодие 2022 года, страница 42-43, ищи “Kislorod PCC”).

Срежиссированное банкротство Полтавского ГОКа – это для вас не красная линия, господин Жеваго? Согласовали ли вы этот шаг со своими иностранными инвесторами, о защите которых постоянно говорите? Как им такие лучшие мировые корпоративные практики?

На самом деле, эта история не о “красных линиях”, она о другом. Кейс Жеваго, как и кейс Коломойского, – это о способности украинской власти и правоохранительной системы в условиях войны достигать эффективных результатов и возвращать украденные средства. Это о неотвратимости наказания.

В то время как украинский народ второй год борется за право иметь независимое государство, олигарх Жеваго мирно живет в имении стоимостью €35 млн в центре Парижа. Олигарх Жеваго – это тот, чьих активов будет достаточно, чтобы компенсировать государству убытки. Их хватит как минимум для того, чтобы профинансировать несколько десятков батальонов – нет, не “Монако” – а украинских военных.

spot_img
spot_img

В центре внимания

spot_imgspot_img

Не пропусти