Суббота, 22 июня, 2024
spot_imgspot_imgspot_imgspot_img

В центре внимания

Может ли Запад конфисковать замороженные российские миллиарды

Европа и США обсуждают варианты конфискации 285 миллиардов долларов российских сбережений, замороженных на Западе. Они хотят отдать их Украине для защиты от агрессии и послевоенного восстановления. Но возможно ли это?

Ситуация беспрецедентная. Еще никогда у ядерной страны и одного из постоянных членов Совета безопасности ООН не пытались забрать столько денег. Так, Ирак заставляли платить компенсации Кувейту и другим пострадавшим от первой войны странам.

Аргентине выставляли счет за Фолкленды. Но на такую масштабную конфискацию мир не замахивался со времен Версальского договора, который обложил данью Германию после Первой мировой.

Голоса сторонников конфискации звучат все громче. Растет и сценариев изъятия активов, львиную долю которых Кремль перед войной вывел из США в Европу в надежде, что ЕС не станет ради Украины рвать связи с Россией – своим крупным торговым партнером и главным поставщиком энергоресурсов.

Критики конфискации на Западе опасаются, что такой шаг подорвет финансовую стабильность и роль доллара и евро как главных резервных валют. Кремль, со своей стороны, обещает ответить изъятием западных активов, запертых в России.

США, Европа и союзники хотели договориться о конфискации до февральского заседания “Большой семерки”, но не получилось. Следующий дедлайн – саммит лидеров развитых демократических стран в Италии в середине июня.

Ситуация становится все более запутанной с каждым днем. Мы пытались ответить на главные вопросы – сколько денег заморожено, можно ли их забрать у России и отдать Украине, как именно, какие будут последствия, когда все произойдет?

Вот что известно на сегодня.

Почему хотят забрать

Первый аргумент – агрессия России нанесла гигантский ущерб Украине. Всемирный банк уже оценил расходы на восстановление и реконструкцию страны в 411 миллиардов долларов, что превышает объемы замороженных российских активов.

Еще в декабре 2023 года лидеры стран “Большой семерки” поклялись, что не разморозят ничего, пока Кремль не компенсирует убытки Украины.

“Логика проста. Российские активы в ближайшем будущем не вернутся в Россию. А Украина согласно международному праву должна получить компенсацию от России”, – агитирует за конфискацию Филипп Зеликов из Стэнфордского университета.

Он – ветеран Госдепа США и один из первых, кто публично поднял вопрос о российских активах после вторжения в Украину.

“Россия допустила колоссальную ошибку исторического масштаба. В истории не было прецедентов, чтобы страна-агрессор хранила колоссальные деньги на счетах в странах, пострадавших от ее агрессии, – сказал он. – Мне сразу показалось логичным, что эти страны захотят воспользоваться ситуацией и пустить замороженные российские деньги на помощь Украине. Но на это у них ушло почти два года”.

Второй аргумент – продемонстрировать Владимиру Путину единство и решимость Запада в условиях, когда в этом все больше сомнений из-за отказа американского Конгресса выделять помощь Украине и споров внутри ЕС о масштабе санкций и военной помощи.

“Путин понимает только язык силы. И ему надо продемонстрировать эту силу, чтобы заставить его к миру. Потому что сегодня, скажем прямо, Путин смеется нам в лицо”, – сказал председатель бюджетного комитета Европарламента и экс-министр финансов Бельгии Йохан ван Овертвельдт.

Он предложил свою схему – не конфисковать 190 миллиардов евро российских активов, замороженных в Европе, а использовать их как залог под кредит. Деньги отдать Украине, а погасить кредит заставить Россию по окончанию войны.

“Надо действовать смелее, – сказал он, – Да, конфискация почти 200 миллиардов евро будет иметь юридические, монетарные и геополитические риски. Но значительно опаснее сейчас сидеть сложа руки”.

Третий аргумент – Украине нужны деньги сейчас, а Запад выделяет все меньше.

Поддержка Украины стоит десятки миллиардов в год. И если Европа сумела преодолеть политические разногласия внутри ЕС и утвердила бюджет помощи, то второй ключевой спонсор украинского сопротивления – США – приостановили ассигнования еще в конце 2023 года.

Лидер президентской гонки Дональд Трамп и вовсе угрожает не выделить Украине ни копейки, если он победит на выборах в ноябре.

Из-за отсутствия военной помощи украинская армия отдает позиции российской, а без финансовой поддержки в бюджете может не хватить денег на содержание страны, выплату пенсий, зарплат и восстановление критической инфраструктуры, которую ежедневно бомбит Россия.

В этом году Киеву необходимо около 40 миллиардов помощи, из которых пока что ЕС и МВФ пообещали только половину.

Конфискация российских активов помогла бы Западу решить финансовый вопрос поддержки Украины на несколько лет вперед.

Кто за, кто против

Американцы – за. Даже министр финансов Джанет Йеллен уже поддерживает конфискацию. Еще в декабре она переживала за судьбу доллара, но в конце февраля на встрече министров и банкиров “Большой двадцатки” сменила тон.

“Наша коалиция, представляющая более чем половину мировой экономики, взяла на себя обязанность не размораживать российские активы на сумму 285 миллиардов долларов до тех пор, пока Россия не компенсирует нанесенный ею огромный ущерб”, – сказала она.

“Считаю, что нам срочно надо найти способ использовать российские активы, чтобы помочь Украине финансировать оборону и реконструкцию. Для этого есть весомые аргументы – правовые, экономические и моральные. Но мы обязаны действовать вместе и взвешенно”.

Йеллен перестала переживать за доллар и евро. Мир до сих пор хранит почти 60% накоплений в долларах, около 20% – в евро и только около 3% – в китайских юанях.

“На самом деле альтернатив доллару, евро и иене (валюте Японии – Ред.) нет, поэтому я не слишком переживаю по этому поводу. Риск для финансовой стабильности возникнет только в случае массового отказа от этих валют. Но я думаю, что это крайне маловероятно, особенно учитывая уникальную ситуацию, в которой Россия нагло нарушает международные нормы”.

Но мнение американцев здесь второстепенно. Главное слово – за европейцами.

Из 285 миллиардов российских резервов только около 5 миллиардов заморожено в США. Остальное лежит на европейских счетах.

Сначала европейские политики высказывались осторожно, но с приближением июньских выборов в ЕС и на фоне проблем с одобрением американской помощи Украине заговорили о конфискации.

“Пришло время начать разговор об использовании доходов от замороженных российских активов для совместной закупки военной техники для Украины”, – сказала в конце февраля председатель Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен.

Еврокомиссия – фактически правительство ЕС – готовит план частичного использования российских денег или доходов от их инвестирования, но пока этот план не представили. Возможно, он появится к саммиту ЕС 21-22 марта.

Но любой план может столкнуться с сопротивлением одной из 27 стран ЕС. Венгрия традиционно блокирует санкции против России и даже высказалась против конфискации активов.

Пророссийских политиков в лагере скептиков поддерживают технократы из стран, которые выступили против российской агрессии.

“Каждый шаг в направлении (конфискации), особенно активов центральных банков, надо тщательно взвешивать с точки зрения законности и последствий. Наша цель – поддержать Украину и ослабить Путина, а не ослаблять Запад и подорвать мировой порядок и финансовую стабильность”, – сказала министр финансов Германии Кристиан Линднер.

А на прошлой неделе французский президент Эммануэль Макрон допустил экспроприацию процентов с замороженных активов, но сказал, что сами активы трогать нельзя.

“Мы не сторонники того, чтобы делать вещи, запрещенные международным правом, и начинать дискуссию, которая, по моему мнению, ослабит Европу”, – сказал Макрон.

Какие варианты конфискации

Замороженные активы – это валютные резервы российского центробанка, которые он до войны клал на иностранные счета в долларах, евро, фунтах, иенах и франках. Большая часть – почти 200 миллиардов евро – хранится в виде ценных бумаг в бельгийском депозитарии Euroclear.

Облигации приносят доход, часть погашают и конвертируют в наличные. Согласно бельгийскому законодательству, такой доход можно обложить налогом, хотя бы и в 100%.

“Использование чужих активов в качестве залога мало чем отличается от ареста этих активов”, – сказала глава Euroclear Лив Мострей и предупредила, что любые манипуляции с российскими активами подорвут доверие к европейским рынкам капитала и к евро как резервной валюте

Поскольку речь идет только об одной стране и налоге, а не конфискации, именно об этих деньгах до сих пор шла дискуссия.

Но таким образом ЕС получит для Украины только пару миллиардов евро в год, поскольку речь идет только о процентах, а не о главной сумме замороженных резервов России.

Более того, уже накопленные почти 4 миллиарда евро процентов изъять не удастся, потому что даже если европейский закон примут, он не имеет обратной силы. К тому же, эти деньги уже отложены на судебную волокиту с Россией.

“Проценты – это капля в море с учетом потребностей Украины, – отвергает этот вариант председатель бюджетного комитета Европарламента Йохан ван Овертвельдт. – Но есть и средний путь между не делать ничего и забрать только проценты”.

Он предложил использовать замороженные 200 миллиардов в качестве залога. ЕС мог бы взять под него кредит для помощи Украине, а погашение кредита сделать условием мирных переговоров с Кремлем после окончания войны.

До решения о том, что делать с главной суммой арестованных на Западе российских денег, еще далеко. Пока ясно только то, что даже если 27 стран ЕС вдруг договорятся между собой на следующей неделе, они не пойдут ни на какие односторонние действия без полной и безоговорочной поддержки союзников – США, Великобритании, Канады, Австралии и Японии.

А ее придется ждать как минимум до июньского саммита “Большой семерки” в Италии.

spot_img
spot_img

В центре внимания

spot_imgspot_img

Не пропусти