Вторник, 18 июня, 2024
spot_imgspot_imgspot_imgspot_img

В центре внимания

Нужны ли Украине новые ядерные реакторы

Крупнейшая в Украине Запорожская АЭС после российского вторжения оказалась под оккупацией, из-за чего нашей стране нужны новые мощности генерации. В правительстве намерены решить этот вопрос за счет строительства новых атомных энергоблоков. При этом, как ожидается, они будут возведены на Хмельницкой АЭС – к двум действующим реакторам добавятся еще четыре.

В Украине построят четыре новых атомных энергоблока, которые должны компенсировать временную потерю мощностей оккупированной Россией Запорожской АЭС. Об этом агентству Reuters рассказал министр энергетики Герман Галущенко. По его словам, все четыре блока будут размещены на Хмельницкой атомной станции.

Галущенко предположил, что строительство начнется летом или осенью 2024 года. “Мы хотим сразу сделать третий и четвертый блоки”, – сказал он. По словам министра, сейчас Украина ведет переговоры с Болгарией о приобретении двух ядерных реакторов, произведенных по советской (а ныне российской) технологии для энергоблоков ВВЭР-1000. Два других блока на Хмельницкой АЭС, как ожидается, будут построены по технологии американской компании Westinghouse c реакторами AP-1000.

Советско-американский микс

До российского вторжения в Украине функционировали четыре атомные электростанции (Чернобыльская АЭС была остановлена в 2000 году), которые суммарно эксплуатировали 15 энергоблоков. 4 марта 2022 года российские войска захватили крупнейшую в Украине и Европе (и девятую в мире) Запорожскую АЭС, общая проектная мощность которой составляет более 6000 мегаватт. Оккупанты так не смогли подключить станцию к энергосистеме РФ. На сегодня ЗАЭС не производит электроэнергию – ни для России, ни для Украины.

Таким образом, под фактическим контролем Киева сейчас находятся три АЭС, на которых суммарно используются девять энергоблоков: три – на Южно-Украинской (все мощностью по 1000 мегаватт), четыре – на Ровенской (два мощностью по 440 мегаватт и два – по 1000 мегаватт) и два – на Хмельницкой (по 1000 мегаватт каждый).

Кроме того, на Хмельницкой АЭС остаются не достроенными с советских времен два энергоблока. Готовность третьего блока превышает 70%, готовность четвертого составляет менее 30%. Таким образом, Герман Галущенко, фактически, подтвердил, что в первую очередь, речь идет о достройке этих двух энергоблоков.

“Если бы мы получили реакторы сейчас, я думаю, что через 2,5 года был бы готов третий реактор”, – сказал министр, не сообщив при этом, каковы предполагаемые сроки возведения остальных энергоблоков.

Что касается пятого и шестого блоков, то, очевидно, что они будут строиться с нуля по американской технологии. В декабре 2023 года НАЭК “Энергоатом” и Westinghouse подписали соглашение о покупке Украиной оборудования для пятого блока ХАЭС. Ранее также предполагалось, что Westinghouse будет привлечена и к строительству четвертого энергоблока.

На сегодня американская компания поставляет свое топливо на большинство энергоблоков украинских АЭС. Согласно планам “Энергоатома”, в 2024 году на топливо Westinghouse должны будут перейти все 15 энергоблоков украинских атомных станций (правда, это вряд ли возможно, пока Запорожская АЭС остается под оккупацией).

Техника без обоснования

Потеря, пускай и временная, Запорожской АЭС создает определенный дефицит доступных мощностей генерации. Правда, это не мешает Украине время от времени, разумеется, не в холодные сезоны, экспортировать небольшие объемы электроэнергии в соседние страны Европейского Союза. Однако чаще приходится электроэнергию все же импортировать. И в связи с этим строительство новых мощностей выглядит вполне разумным.

Но насколько верным является решение о строительстве именно атомных энергоблоков, тем более исключительно на одной промышленной площадке?

“Технико-экономическое обоснование на строительство третьего и четвертого реакторов Хмельницкой АЭС было утверждено в 2017 году, однако с тех пор многое изменилось, в частности, цены на оборудование и топливо. Кроме того, в утвержденном ТЭО речь шла о реакторах ВВЭР производства чешской фирмы Škoda. Сейчас же речь идет о приобретении у Болгарии других реакторов, – рассказывает “Апострофу” эксперт по ядерной безопасности Ольга Кошарная – Поэтому, по моему мнению, для строительства нужно разработать новое ТЭО, а это – очень масштабный документ, который должен содержать результаты большого количества экспертиз – санитарной, пожарной, строительной и тому подобное”.

Кроме того, площадки на Хмельницкой АЭС подготовлены под реакторы другой модификации: “Эти реакторы геометрически в готовые шахты не встанут, поэтому их придется перестраивать”.

Еще одной проблемой является то, что в комплекте оборудования, которое Украина собирается покупать у Болгарии, нет важных элементов, в том числе, отвечающих за безопасность эксплуатации реакторов. Изготовить эти элементы может только производитель реакторов. “Поэтому в случае приобретения этого оборудования “Энергоатому” придется докупать необходимые элементы в России, вероятно через европейские фирмы-прокладки”, – объясняет Ольга Кошарная.

И, наконец, следует иметь в виду, что строительство атомных энергоблоков нужно согласовывать со всеми соседними странами. “Это масштабная работа, которую невозможно проделать за полгода, – говорит Кошарная. – А если начать строительство без согласия соседей, то они обратятся в суд за нарушение международного законодательства”.

Новая цель для агрессора

Таким образом, как видим, со строительством новых атомных энергоблоков связано множество проблем.

В связи с этим глава общественного совета при Государственной инспекции ядерного регулирования Украины (Госатомрегулирования) Сергей Денисенко считает озвученные Германом Галущенко планы абсолютно нереальными.

“Планируется потратить деньги на приобретение у Болгарии и США оборудования, изготовленного для других проектов, которые позже были закрыты. И сегодня собственники этого оборудования готовы продать его со скидкой, поскольку оно уже не нужно”, – сказал эксперт “Апострофу”.

Но самое главное – это вопрос безопасности.

“Во время войны ни о какой ядерной безопасности говорить не приходится. Мы видим, что МАГАТЭ не имеет никаких возможностей добиться задекларированных принципов безопасности, – говорит Сергей Денисенко. – Опыт Запорожской АЭС показал, что россияне не остановятся ни перед какими актами ядерного терроризма. И ничто не помешает им атаковать эти энергоблоки в процессе строительства, что формально не будет атакой на ядерный объект, поскольку топливо еще не будет загружено, но при этом оборудование будет уничтожено. И, возможно, инициаторы строительства на что-то подобное и рассчитывают, поскольку это позволит списать деньги, потраченные на строительство и приобретение оборудования”.

Главное – маневры

Все, о чем говорилось выше, касается непосредственно строительства ядерных реакторов на территории Хмельницкой АЭС, но на самом деле проблема намного шире.

“Наша цель, озвученная Министерством энергетики, – децентрализация генерации для того, чтобы сделать ее менее уязвимой к вражеским нападениям. И строительство в одном месте сразу 4 гигаватт мощностей полностью противоречит этой концепции, – говорит Ольга Кошарная. – К тому же непонятно, нуждается ли экономика Украины в таком количестве энергии. А если “Энергоатом” планирует экспортировать эту энергию, то уже сейчас нужно вести переговоры с соседними странами, насколько она им нужна. Ведь Польша, Венгрия и другие страны также активно строят собственные атомные мощности”.

Поэтому более перспективным могло бы быть строительство в Украине малых атомных реакторов, которое, кстати, рассматривалось еще до российского вторжения. Такие модули обеспечили бы рассредоточение генерации и большую маневренность.

Но и с этим не все однозначно. “Малые модульные реакторы – перспективная концепция, однако говорить о возможности их строительства в ближайшие годы не приходится”, – говорит Сергей Денисенко.

Дело в том, что до сегодняшнего дня ни один реактор такого типа еще не построен. “Поэтому нам стоит подождать несколько лет, пока где-нибудь появятся такие реакторы, – говорит Ольга Кошарная. – Скорее всего, первой страной, которая это сделает, будет Канада. А мы тогда уже сможем начать внедрять апробированную технологию”.

По словам эксперта, в украинской энергосистеме не хватает маневровых мощностей, способных покрывать пики потребления (а генерация на АЭС как раз и не способна обеспечить такую маневренность – “Апостроф”). “Создание таких мощностей, в первую очередь, тепловых установок, работающих на газе, угле и биотопливе, общей мощностью 5 гигаватт является приоритетным направлением развития системы, которое позволит обеспечить балансировку системы”, – резюмировала Кошарная.

spot_img
spot_img

В центре внимания

spot_imgspot_img

Не пропусти