Понедельник, 15 апреля, 2024
spot_imgspot_imgspot_imgspot_img

В центре внимания

Почему “Нафтогаз” Чернышева пошел вверх?

“Нафтогаз” по итогам первого полугодия 2023 года получил чистую прибыль в размере 6,6 миллиарда гривен, при том, что в прошлом году у компании был колоссальный убыток почти на 40 миллиардов гривен. Журналисты редакции разбирались, откуда у газового монополиста появились столь высокие доходы, можно ли доверять обнародованным цифрам, и почему они появились именно сейчас.

Группа “Нафтогаз” получила в первом полугодии 2023 года прибыль в размере 6,6 миллиарда гривен.

“Финансовая отчетность Группы “Нафтогаз” за шесть месяцев 2023 года подтверждена независимой международной аудиторской компанией. Группе удалось существенно улучшить показатели чистой консолидированной прибыли по результатам І полугодия 2023 года, которая составляет 6,6 миллиарда гривен”, – говорится в сообщении на сайте “Нафтогаза”.

В компании напомнили, что за аналогичный период 2022 года был убыток на 57,2 миллиарда гривен.

В сообщении также отмечается, что значительного улучшения финансовых результатов в этом году удалось достичь благодаря эффективной работе с дебиторской задолженностью и урегулированию вопроса несанкционированного отбора газа.

При этом самым неприбыльным направлением для “Нафтогаза” в отчетный период стала продажа газа: “Отрицательный результат – следствие поставок природного газа потребителям в рамках выполнения специальных обязательств (ПСО) по ценам, установленным государством”.

Однако согласно обнародованной финансовой отчетности “Нафтогаза” за первые шесть месяцев 2023 года, часть газа компания все же продала с прибылью.

Речь идет о так называемом “буферном” газе, который, в отличие от товарного, должен постоянно находиться в подземных хранилищах, поскольку именно он обеспечивает их нормальную работу, в первую очередь, давление, необходимое для осуществления подъема топлива на поверхность. Применительно к ПХГ Украины, в них должно находиться 4,5-4,7 миллиарда кубометров “буферного” газа.

Тем не менее, “Нафтогаз” решил продать часть этого газа.

“Реализация части активного газа, который выполняет роль “буферного”, произошла в результате того, что в течение 2023 года компания пересмотрела оценку минимально необходимых объемов такого газа, а также стратегию по использованию природного газа в целом”, – говорится в финотчетности компании.

Реализация этого газа обеспечила получение дохода в размере 11,45 миллиарда гривен.

Кроме того, поскольку “Нафтогаз” собирается и в дальнейшем продавать “буферный” газ, менеджментом компании было принято решение провести переоценку стоимости такого газа – в сторону увеличения.

“Как результат, дооценка газа в сумме 10 703 миллиона (10,7 миллиарда – “Апостроф”) гривен была отражена в составе другого совокупного дохода”, – говорится в финотчетности.

Уточняется, что этот газ был оценен по рыночной стоимости, исходя из цены на Украинской энергетической бирже по состоянию на отчетную дату, которая составляла 10 786 гривень за одну тысячу кубических метров.

“Буферная” зона

“Нафтогаз” не сообщает, какой объем “буферного” газа был продан. В экспертном сообществе объемы реализованного топлива оцениваются по-разному – от 0,5 миллиарда кубометров до 2 миллиардов кубов.

В любом случае, уменьшение количества неприкосновенного газа может оказаться достаточно опасным.

“Норма была 4,5 миллиарда кубометров, а сейчас может даже и больше, потому что, чем меньше газа в хранилищах, тем большее в них нужно создавать давление. Иначе хранилища могут утратить свою технологическую целостность. Такая игра очень опасна”, – сказал в комментарии “Апострофу” директор энергетических программ Центра Разумкова Владимир Омельченко.

Впрочем, вполне возможно, что проданный “буферный” газ, пока, по крайней мере, не покидал хранилищ.

“Не исключено, что некий газ в хранилищах просто сменил собственника”, – предположил в разговоре с изданием руководитель специальных проектов научно-технического центра “Психея” Геннадий Рябцев.

Иными словами, этот газ действительно могли продать, но покупатель “зайдет” за ним позже – с наступлением холодов.

Но в этом случае “Нафтогаз” должен будет закачать эквивалентный объем в хранилища, чтобы избежать описанных выше технологических проблем.

Однако сделать это будет достаточно трудно, учитывая, что во время морозов газ будут интенсивно поднимать из хранилищ для обеспечения нужд населения и бизнеса.

Кстати, в этот же период, скорее всего, за своим газом “придут” и нерезиденты, которые сейчас хранят его в наших ПХГ, – по состоянию на конец октября речь шла о примерно 2,5 миллиарда такого газа. А потому его также придется отминусовать от общего объема, который закачан в хранилища (к началу отопительного сезона, по словам главы НАК” Нафтогаз Украины” Алексея Чернышова, в хранилищах накоплено около 16 миллиардов кубов).

Вопрос о том, хватит ли после этого стране ресурса для прохождения осенне-зимнего периода, или “Нафтогазу” придется докупать недостающие объемы на европейском спотовом рынке – разумеется, по существенно более высоким ценам, чем сегодня – остается открытым.

“Черный” ящик

Но вернемся к финотчетности “Нафтогаза” и его победным реляциям о получении пусть и весьма скромной, но все же прибыли (напомним, в первом полугодии 2022 года компания получила убыток на 57,2 миллиарда гривен, что почти в девять раз больше прибыли этого года в размере 6,6 миллиарда гривен).

На самом деле, у экспертов вызывает большие сомнения утверждение “Нафтогаза” о том, что продажа газа является неприбыльным для компании сегментом деятельности.

“Нафтогаз”, фактически, сам газ не добывает, а перепродает его, и у “Укргаздобычи” ((“дочерняя” компания НАК, которая входит в Группу “Нафтогаз” – “Апостроф”) покупает его явно дешевле, чем перепродает”, – поясняет Владимир Омельченко.

Тем более, что после российского вторжения “Нафтогаз” фактически стал монопольным поставщиком газа конечным потребителям, включая население.

“Даже цена 7,96 гривны (за 1 кубометр), которая установлена для населения, все равно позволяет получать прибыль, – говорит Геннадий Рябцев. – При этом расходы на все остальное были сокращены до минимума”.

В связи с этим нет уверенности в прозрачности деятельности “Нафтогаза”.

“Нафтогаз” всегда был “черным ящиком”, а сейчас – тем более. Даже при Витренко (Юрий Витренко возглавлял НАК с 29 апреля 2021 года по 1 ноября 2022 года – “Апостроф”), хоть информация и была им монополизирована, открытость компании была достаточно высокой, – рассказывает Геннадий Рябцев. – Сейчас же узнать что-либо у Группы “Нафтогаз” вообще не представляется возможным, и медийная активность, как Группы, так и Чернышова близка к нулю”.

“Нарисованная” прибыль

Таким образом, мы не знаем, есть ли, на самом деле, у “Нафтогаза” прибыль, или она, как выражаются эксперты, “нарисована”.

Кстати, вопросы есть не только к данным о прибыли компании, но и по ее убыткам. Если проанализировать финансовые показатели НАК за разные периоды, то в глаза бросается то, что убытки регулярно сменяются прибылью и наоборот. При этом прибыль почему-то появляется с приходом в “Нафтогаз” нового руководителя.

Напомним, нынешний глава компании Алексей Чернышов пришел на должность в ноябре прошлого года, а потому он не мог нести ответственность за убыток в 40 миллиардов гривен в 2022 году.

Зато в нынешнем году появилась прибыль.

“Откуда взялась прибыль? – Нарисовали. Зачем нарисовали? – Чтобы продемонстрировать успехи нового менеджмента”, – говорит Геннадий Рябцев.

“Им срочно нужно было показать прибыль, – соглашается Владимир Омельченко. – Я так понимаю, Алексей Чернышов видит себя в политике – премьер-министром или еще кем-то, а потому ему нужно показать позитив. Это все, конечно, неплохо, но в какой-то мере искусственно”.

А потому вряд ли кто-то будет сильно удивлен, если, например, в следующем году, а, возможно, даже раньше, у “Нафтогаза” вдруг обнаружатся большие убытки. Но, как говорила героиня романа “Унесенные ветром” Скарлетт О’Хара, “Не буду думать об этом сейчас, подумаю об этом завтра”.

spot_img
spot_img

Latest Posts

spot_imgspot_img

Не пропусти