Понедельник, 15 июля, 2024
spot_imgspot_imgspot_imgspot_img

В центре внимания

Сцикопихота. Идентифицировано 2248 мужчин, которые сбежали из Украины через систему “Шлях”, и тех, кто им помогал

Злоупотребления с предназначенной для водителей-дальнобойщиков системой “Шлях”, которую правительство с началом большой войны разрешило использовать волонтерам, приобрели такой масштаб, что с этим надо что-то делать.

Журналисты-расследователи из издания NGL.media несколько месяцев исследовали использование системы “Шлях”, и нашли сотни общественных организаций и благотворительных фондов, причастных к бегству из страны мужчин призывного возраста. Журналисты издания выяснили имена и фамилии 2248 мужчин, которые выехали по разрешениям от Львовской ОВА и не вернулись.

По разным оценкам, такая “услуга” стоит на черном рынке 3000-5000 долларов с человека, поэтому речь идет на самом деле о десятках миллионов долларов.

Журналисты издания сознательно отказались от публикации фамилий уклонистов, зато решили сосредоточиться на исследовании общественных и благотворительных организаций, которые сознательно или бессознательно способствовали им, подавая соответствующие ходатайства в ЛОВА.

Всего NGL.media выявило 372 такие организации и рассказывает о лидерах этого антирейтинга, от которых выехали сотни уклонистов.

Как это сделали?

Неожиданно рекордсменами исследования стали две организации, которые ведут деятельность по одному адресу в городе Николаев Львовской области – местная ячейка всеукраинского общества “Просвита” и ОО “Театр Хлеб”.

Эти две организации входят в пятерку тех, которые получили больше всего разрешений через систему “Шлях”. Только от этих двух организаций смогли сбежать почти 200 мужчин.

Письма в ЛОВА от имени николаевской ячейки “Просвиты” писала председатель организации 34-летняя Наталья Муха, которая также руководит николаевским народным театром “Хлеб”. А от ОО “Театр Хлеб” писал ее руководитель 22-летний Роман Збудовский, участник театра “Хлеб”, выяснили NGL.media благодаря запросам.

И Наталья Муха, и Роман Збудовский последовательно игнорировали звонки и сообщения в мессенджерах с просьбами прокомментировать выявленные NGL.media цифры.

Мы осознаем, что часть беглецов могли поступить так самовольно, без ведома руководства организаций. Но упорное избегание объяснений наталкивает на мысль, что таким руководителям есть что скрывать.

Старые знакомые

В списке организаций, от которых сбежали из Украины больше всего мужчин, оказалось немало уже знакомых организаций. Речь идет, в частности, о “Комиссии по борьбе с коррупцией в г. Самбор” и “Возрождение нашей Украины”, от которых, по подсчетам издания, выехало и не вернулось более 100 мужчин.

Ранее руководитель “Комиссии по борьбе с коррупцией в г. Самбор” Николай Стародуб рассказывал, что его “попросили поставить печать, так и поставил, потому что думал, то “волонтерку” надо привезти”. А руководитель “Возрождения нашей Украины” Анатолий Донец позволил использовать свою организацию в обмен на то, чтобы его самого вывезли за границу”.

После публикации NGL.media статьи “Ложный путь” деятельность обеих организаций начали изучать в уголовном расследовании, но на каком этапе оно находится – мы не знаем. Сейчас суд рассматривает обвинительные акты по результатам расследования в отношении трех человек: Любомира Процюка и Михаила Василика, а также Андрея Шпака, которого обвиняют не только в незаконной переправке людей за границу, но и по ст. 358 УК (подделка документов). Из-за мобилизации Шпака недавно его дело выделили в отдельное производство и остановили судебное производство – то есть дело не будут рассматривать до его демобилизации.

Во время нового исследования журналисты обнаружили еще одну организацию, которая вероятно связана с этой историей. Благодаря информации от ЛОВА известно, что на обращениях от некоего “Благотворительного фонда Степана Бандеры”, от которого выехали и не вернулись почти 40 мужчин, указывали телефон Анатолия Донца. Но он утверждает, что впервые слышит о такой организации и никаких обращений от нее не посылал. Руководитель “Благотворительного фонда Степана Бандеры” Игорь Фесан ранее утверждал, что тоже не посылал в ЛОВА никаких обращений, а теперь общаться отказался.

Попала в рейтинг и еще одна группа описанных в статье “Билеты в одну сторону” связанных волонтерских организаций – “Чистый Киев”, “Байрактар.”, “Наши добрые дела”, “Украинская гильдия активистов”, “Неравнодушные граждане”, “Украинский джавелин”, “Общественная экологическая инициатива”, “Украинские котики”. По нашим подсчетам, от этой группы выехали и не вернулись более 200 мужчин призывного возраста.

“Не наши подписи, не наша печать”

В подборку попал и ряд ранее неизвестных организаций. Как, например, фонды “Легион Сечевых Стрельцов” и “Луч нашей надежды”. Телефоны этих организаций или выключены, или недействительны, а никакой информации об их деятельности нет. Официально эти фонды зарегистрированы во Львове, но их учредители зарегистрированы на одной улице в Трускавце.

На электронные письма на ящик “Луча нашей надежды” никто не ответил, зато из “Легиона Сечевых Стрельцов” отписали – но после упоминания о “Пути” на связь больше не вышли. Всего от этих организаций не вернулись почти 150 человек.

Не удалось связаться журналистам NGL.media и с руководством фондов “Содействие и помощь” (43 “невозвращенца”), “Вооруженные волонтеры Украины” (32), “Код-Паляница” и “Казацкая закалка” (по 29 беглецов).

А вот с фондом “Рідна ненька” (23 человека) таки удалось поговорить. Его бывший руководитель Павел Тузяк заявил, что таких фамилий они вообще не подавали в списках на внесение в систему “Шлях”.

Через запрос в ЛОВА журналисты получили копии обращений “Родная мать” – на части документов указано имя Павла Тузяка. Когда показали ему эти обращения ему, то он заявил, что “это не наши подписи и не наши печати”. Впрочем, Тузяк не захотел поделиться фото настоящей печати и подписей, утверждая, что сделает это “разве что на постановление суда”. Поэтому факт подделки должны подтвердить или опровергнуть правоохранительные органы.

Есть в перечне и достаточно известные организации – например, “Фонд помощи “Движение в будущее”, связанный с известным львовским бизнесменом Григорием Козловским. Мы выяснили фамилии 23 мужчин, которые выехали от этой организации и не вернулись – и поделились этим списком с Олегом Шпуром, подписантом фонда.

“Через наш фонд мы их не подавали. Мы проанализировали все ходатайства. [Опознали] только 7 человек, которые есть в списке”, – утверждает он, но прислал фамилии только шести человек. Олег Шпур также добавил, что один из мужчин из списка выехал с паспортом Великобритании, а остальные вернулись.

Журналисты издания проверили этих шесть человек. Действительно, один из них выехал с иностранным паспортом, а еще один – сопровождая ребенка с инвалидностью. Еще один человек вернулся уже после разговора, в июле. Однако возвращение еще трех человек не смогли подтвердить. Один из них бросил трубку, как только услышал суть вопроса. Телефоны других найти не удалось, поэтому журналисты попросили Олег Шпура поделиться контактами, но так и не получили их.

NGL.media получила копии обращений по всем 23 мужчинам и направила их Олегу Шпуру, он пообещал их проверить. Ответа на момент публикации так и не получили. Но если обращение от “Движения в будущее” действительно подделывали, то организации стоит обратиться в полицию.

Так, например, заявление в полицию уже написала Ульяна Флишко, руководитель фонда “Осуществить мечту”. Журналисты обнаружили 39 мужчин, которые выехали из-за ходатайства от этой организации. Руководитель фонда утверждает, что направляла письма в ЛОВА только на десять из них, но длительное время доступ к печати организации имели несколько человек.

Руководитель организации “Наш світогляд” Олеся Шакало-Ольшанецкая была удивлена списком из 32 мужчин, которые сбежали от имени ее организации. По ее словам, к ним обращалось много сторонних волонтеров, не из их организации, которых также вносили в “Шлях”. “Нужно было перевозить грузы, а потому работали, доверяя друг другу, как и многие другие организации”, – сказала она и посоветовала обратиться к некоему Руслану Коваленко, который рекомендовал этих людей. Но он так и не прокомментировал присланный ему список.

Не помогла в расследовании и руководитель фонда “Мир любви” Ирина Ермоленко. При первом разговоре она сказала, что знает о невозвращении разве трех человек, двое из которых лечатся за границей, поэтому информация о 40 людях ее удивила. После того, как журналисты выслали ей список мужчин, она на связь не вышла. Так же, как и руководитель фонда “Спорт нации” Александр Павелец, который после получения списка перестал отвечать на звонки и сообщения.

Единые правила игры

После регулярных скандалов из-за злоупотребления системой “Шлях” для выезда уклонистов правительство решило ввести изменения в законодательство, наработанные с учетом мнений областных военных администраций. Заместитель министра развития общин, территорий и инфраструктуры Сергей Деркач говорит, что Львовская ОВА была активным участником процесса и ввела дополнительные требования к заявителям еще раньше.

“Мы, как министерство, так же [как и ЛОВА] ввели обязательность электронной подписи. Очень хочется, чтобы единые правила были для всех администраций, потому что сегодня, если одна областная администрация просто введет какие-то жесткие правила, то некоторые недобросовестные волонтеры просто пойдут в другую администрацию, в которых таких правил нет, – говорит Сергей Деркач, – Мы учитывали все комментарии и замечания [от ОВА], и все были очень положительно настроены, чтобы усилить контроль. Говорили об электронной цифровой подписи, о конкретных сроках рассмотрения заявок, не только об обосновании для выезда, но и представлении соответствующих документов от получателей этой помощи. Так же – соединение с базой данных таможенных деклараций, чтобы у нас была информация о ввозимых грузах. У нас были случаи, когда, к сожалению, люди выезжают на автомобилях, а приходили обратно пешком – наверное, неся гуманитарную помощь в карманах”.

Кроме того, проект документа от Мининфраструктуры предусматривает, что вносить своих водителей в систему смогут организации с опытом, которые уже работают хотя бы несколько месяцев. Так же будут конкретные сроки рассмотрения их заявок, чтобы уменьшить коррупционные риски, а также критерии отказа.

“Рассматриваем возможность запрета для организаций [по внесению в систему “Шлях”] на какой-то период времени. Если благотворительный фонд нарушил то, что мы прописали, то например, полгода не сможет осуществлять поездки за границу, и это такой будет условный бан, который тоже, нам кажется, даст свой результат”, – объясняет Сергей Деркач.

Сейчас военные администрации и Мининфраструктуры не имеют доступа к базе пограничников и, соответственно, не знают о тех, кто выехал и не вернулся. Единственная публичная информация по этому вопросу – это информация временной следственной комиссии Верховной Рады, в которой указано, что по состоянию на конец апреля через “Шлях” выехали и не вернулись почти 19 тыс. мужчин призывного возраста.

Официального “черного списка” недобросовестных фондов и общественных организаций нет. Единственное известно, что министерство заблокировало доступ для 10 перевозчиков.

“Лицензиаты вносят в систему “Шлях” своих водителей сами. Мининфраструктуры к ним не имеет никакого отношения. Эти 10, о которых я рассказал – это как раз лицензиаты. То есть я перевозчик, я имею свой кабинет в системе “Шлях”, мне не нужно обращаться ни в Мининфраструктуры, ни в областную администрацию, – говорит Сергей Деркач. – Относительно “черных списков” в областях, я не слышал такой информации, не видел где-то такую информацию в СМИ, но, откровенно говоря, юридических оснований [для этого] нет. Скольких людей, которые не вернулись, например, достаточно для того, чтобы поставить организацию в “черный список”? Или люди не вернулись, или люди просто нарушили срок пребывания?”.

Кроме того, не всегда о реальных планах своих водителей знают и перевозчики, и фонды или ОО. Как объясняет заместитель министра, были случаи, когда водители транспортных компаний не возвращались без ведома руководства. Водитель просто бросает где-то грузовик, звонит и говорит: “Я фуру оставил, но в Украину не вернусь”.

Сейчас для мужчин, которые использовали систему “Шлях” для побега из страны, нет ни административной, ни уголовной ответственности. Ранее министр внутренних дел Игорь Клименко заявлял, что мужчин, которые во время военного положения выехали из Украины, должны наказать после возвращения. Но это вызвало дискуссию в обществе. По мнению Сергея Деркача, важно различать нарушение сроков возвращения или вообще невозвращение.

“Установлением ответственности мы не уменьшим количество тех граждан, которые вернутся все же в Украину, а наша задача – вернуть граждан Украины домой. Это не наша компетенция решать вопрос установления ответственности. Мы со своей стороны стараемся сделать невозможными мошеннические действия по выезду за границу и предупредить это”, – говорит он.

spot_img
spot_img

В центре внимания

spot_imgspot_img

Не пропусти