Пятница, 19 июля, 2024
spot_imgspot_imgspot_imgspot_img

В центре внимания

Сегодня методы ручного управления через смотрящих подменили демократические институты

В условиях тотальной войны это опаснее, чем диктатура, и точно хуже, чем демократия.

Многие мечтают о диктатуре.

Это неудивительно, потому что бардак страшный, институции не работают, правая рука не знает, что делает левая, на бордах и по телевизору – патриотическая пропаганда, на улицах свирепствует ТЦК, депутат меняет главкомов как перчатки, пол Киева сидит на броне в ресторанах, а производителей дронов отправляют на передок… Одни воюют, другие отдыхают, одни воруют, другие собирают с миру по нитке на самое необходимое на войне. Пиночета на вас всех нет…

Может, действительно, нам нужен диктатор, который наведет порядок, восстановит справедливость и заставит всех работать на победу?

Конечно, диктаторский режим может быстро навести порядок, пересажать коррупционеров и саботажников, миллионы людей отправить копать окопы и производить дроны. При диктатуре никто не посмеет брать взятки за отмазывание от мобилизации, и никто не сможет отмазаться.

Конечно, армия быстро компенсирует потери, дронов станет больше, начнут производить украинские снаряды и ракеты. Диктаторские режимы умеют мобилизовывать все ресурсы на ведение войны. Можно даже атомную бомбу сделать – ведь КНДР смогла…

Чего не могут диктаторские режимы – не допускать фатальных ошибок.

Там, где все решает один человек (или “5-6 эффективных менеджеров”) – нет места для других мыслей. И тогда Муссолини принимает роковое для Италии решение присоединиться к Гитлеру. Гитлер – принимает роковое решение о нападении на СССР. Параноик Сталин вырезает четверть страны и полармии накануне мировой войны. Путин принимает фатальное для России решение о нападении на Украину в 2022 году.

Напротив, правящие круги демократических стран, таких как Великобритания и США, максимально использовали демократические институты, принимали решения коллегиально с учетом многих мнений, и всячески делегировали полномочия конституционным органам власти, а не “5-6 менеджерам”.

Всю войну в Британии действовал Военный кабинет из представителей всех политических сил, парламент непрерывно работал, заслушивал премьер-министра и принимал важнейшие для страны решения, которые готовили – коллегиально – лучшие офицеры, экономисты и промышленники.

У них депутат был боевой единицей, председатель парламента был величиной национального масштаба, министр был министром и отвечал за все в своем министерстве, и в целом в стране, командующий и главнокомандующий определяли тактику и стратегию войны, слушали подчиненных и отвечали за принятые решения.

В итоге демократия победила. Демократия смогла мобилизовать мотивированных людей (не принудительно, а по закону), произвести больше оружия и боеприпасов, спланировать и провести невиданные до того десантные операции, накормить полмира, и даже создать атомную бомбу.

До тех пор, пока у нас парламент не заработает, пока министерства и ведомства будут возглавлять смотрящие, а не министры, пока главком будет планировать боевые операции под страхом вброса компромата, мы будем болтаться между демократией и диктатурой под управлением “5-6 эффективных менеджеров” и при тотальной безответственности безымянных “фунтов”, главная задача которых – прикрывать большой дерибан и ненасытную жажду власти.

Поэтому вопрос не в форме правления, а в методах, и диктатура нам никак не поможет, если это будет коллективный “пиночет” из 5-6 “эффективных” менеджеров. Диктатура тем и сильна, что опирается не на 5-6 человек, а на тысячи старательных функционеров.

Сегодня методы ручного управления через смотрящих подменили демократические институты, но не создали полноценную диктаторскую вертикаль. Поэтому система государственного управления работает так плохо. В условиях тотальной войны это опаснее, чем диктатура, и точно хуже, чем демократия.

spot_img
spot_img

В центре внимания

spot_imgspot_img

Не пропусти