Суббота, 22 июня, 2024
spot_imgspot_imgspot_imgspot_img

В центре внимания

Спасет ли теща зятя от мобилизации? Новый закон: первые правки прошли комитет

На правительственный законопроект свалилось более 4 тыс. правок. Что нас ждет на выходе?

Правительственный законопроект о мобилизации (10449) попадет на рассмотрение в сессионный зал Верховной Рады, вероятно, в конце марта или в апреле. Законопроект очень чувствителен для общества, и многие политики пытаются играть на настроениях избирателей.

Это одна из причин, почему к проекту после первого чтения подано более 4 тыс. правок. Но профильный комитет Верховной Рады Комитет по вопросам национальной безопасности, обороны и разведки нашел способ, как сделать так, чтобы тысячи правок не заблокировали движение проекта. 12 марта депутаты уже начали их рассмотрение.

Напомним, первое чтение законопроект прошел в начале февраля. Ни один депутат ЕС и “Батькивщина” тогда не голосовал за правительственный документ. Сейчас представители разных политических сил объясняют, при каких условиях они будут готовы поддержать законодательную инициативу во время финального голосования.

Эффект переоценен?

Депутаты, которые работают над законопроектом сейчас, приходят к выводу: он не поможет быстро нарастить темпы мобилизации, однако должен быть направлен на то, чтобы повысить процент тех, кто станет на учет. Поэтому если говорить об увеличении количества мобилизованных, этот законопроект сработает максимум на среднесрочную перспективу. Это отмечают члены комитета нацбезопасности.

Что будет с лицами с инвалидностью, оставят ли “уход за тестем и тещей”, станут ли повестки в электронном кабинете обязательными – позиции по этим и другим вопросам общественная инициатива “Игла” выясняла у представителей разных фракций и депутатских групп.

Дилемма: удар по правам или нацбезопасность – приоритет?

12 марта комитет по вопросам нацбезопасности начал рассмотрение поправок к правительственному законопроекту. Член комитета Ирина Фриз (“Европейская солидарность”) отмечает: если рассмотрение поправок пойдет дальше в таком же темпе, то до конца недели дело можно завершить.

Один из членов комитета по вопросам нацбезопасности на правах анонимности разъясняет: “Сейчас самая большая проблема Минобороны и ТЦК – две трети граждан, которые могут быть мобилизованы, не стоят на учете и посчитать их, где они находятся, имеют ли право на броню или отсрочку при отсутствии информации невозможно. Мы не можем заставить их прийти в ТЦК, обновить данные и стать на учет. Речь о миллионах людей. Поэтому этот проект об учете в первую очередь, и о том, как мотивировать людей стать на учет. Дополнительных опций, как усилить мобилизацию в этом законе очень мало. Некоторые вещи реально заработают в конце года или в начале следующего года. Поэтому ждать, что нардепы проголосуют и вырастет количество мобилизованных, нет смысла. Во-первых задача такая не стоит, во-вторых нет механизмов в этой законодательной инициативе”.

И здесь стоит напомнить, что парламент уже давно проголосовал за другой правительственный проект (9281), который снизил возрастную планку для мобилизации до 25 лет. Но с июня месяца прошлого года Владимир Зеленский его не подписывает.

И в этом уже принятом законопроекте нет ничего об инвалидах, попечителях или блокировании водительских удостоверений. Соответственно у президента, если необходимо привлекать дополнительно граждан для мобилизации, есть простая и доступная опция – подписать этот законопроект и снизить возрастную планку мобилизации.

Что касается нового законопроекта и мобилизации лиц с инвалидностью, то комитет склоняется к тому, что все три группы будут иметь отсрочку. Но здесь может быть нюанс: повторное обследование надо будет пройти тем, кто получил третью группу инвалидности после 24 февраля 2022 года.

Любая группа инвалидности дает право и на отсрочку, и на освобождение. Инвалид может служить по собственному желанию (закон это позволяет), но если передумает – может уволится в любое время и не проходить ВВК.

Что касается опции “уход за родственниками”, то здесь может исчезнуть возможность отсрочки из-за “ухода за тещей или тестем”, если есть другие близкие родственники. Надо признать, что часть граждан используют эту возможность как лазейку для того, чтобы защитить зятьев при живых дочерях и сыновьях от мобилизации

Комитет с перевесом в один голос 12 марта также решил, что не будет замораживания банковских счетов, карточек и лишения водительских прав. После этого председатель комитета закрыл заседание.

По вопросу сроков увольнения в запас (демобилизации), будет ли это после 36 месяцев, или для этого будет предусмотрен какой-то другой, меньший срок, пока решения нет. Продолжаются дискуссии.

Нашумевшее введение электронных повесток также вряд ли будет реализовано. В законе может остаться только норма об отправке в электронный кабинет уведомления об отправке бумажной повестки. Но ни к каким правовым последствиям такое уведомление не приводит. При таких условиях “уклонистом” не станешь. Гарантий, что этот электронный кабинет запустят к тому времени, как закон вступит в силу, нет. Соответственно упоминания о нем пока убрали из заключительных положений.

Еще одна из задач, которую должен решить законопроект – учет военнообязанных за рубежом. В консульских учреждениях есть специалисты, которые должны вести этот учет, но украинцы, которые выехали за границу, не обращаются, чтобы стать на учет. И здесь перед законодателями встает вопрос: как мотивировать мужчин это сделать. Сейчас государство даже не понимает, где кто находится, в какой стране, а военные должны понимать, могут ли они рассчитывать на этих людей.

Как депутаты работают с правками?

Всего к правительственному проекту подали суммарно почти 4 200 правок. Некоторые СМИ распространяют информацию о том, что это рекордное количество правок. Это не так. Для понимания почти такое же количество правок имел законопроект о рынке земли, “антиахметовский” закон – более 11 тыс. правок, а “антиколомойский” – имел где-то 16 тыс. правок.

Все правки разбили на 16 тематических блоков. Об этом сообщал председатель Александр Завитневич (“Слуга народа”).

Если комитет приходит к согласию в тематическом блоке относительно того, как будет решен вопрос, например, с инвалидами и смотрителями или по инвалидам третьей группы, то дальше формируется общий вектор, и здесь можно не голосовать в комитете за каждую отдельную правку, что экономит время. Может быть несколько сотен одинаковых правок и если каждую отдельно голосовать, то это затянулось бы на несколько недель.

Далее комитет должен сформировать таблицу, где будет обозначено, какие правки учитывают полностью, какие частично, а какие отклоняют. Затем эту таблицу получит каждая фракция и депутатская группа.

В последний день подачи поправок 21 февраля руководительница “Батькивщины” Юлия Тимошенко отметила, что у ее политической силы есть ряд требований: есть новеллы, которые ее депутаты поддержат, а есть такие, с которыми точно не согласятся.

Представители “Батькивщины” выступают за немедленную демобилизацию срочников и общую демобилизацию после 18 месяцев службы, против уменьшения призывного возраста с 27 до 25 лет, хотя, как говорилось выше, парламент за это уже проголосовал.

Условия ставит и фракция Порошенко.

“Для нашей фракции важно, чтобы Ставка не была наделена полномочиями принимать решение о демобилизации. Это должен быть простой и понятный всем механизм. И все должны понимать, что 18 месяцев службы, когда мы говорим реально о боевых позициях, это как день за два. Что касается ухода за родственниками, то наша позиция такова: должно остаться все так, как есть. Если тесть или теща выбрали себе попечителя военнослужащего – у него должна быть такая возможность. Что касается блокировки карточек, то мы это считаем недопустимым. Предложение лишать водительских прав у нас тоже вызывает вопросы. С 12 марта комитет начал рассмотрение правок. И от того, какие правки учтут, будет зависеть позиция нашей фракции”, – объясняет народный депутат Ирина Фриз (“Европейская солидарность”), член комитета по вопросам нацбезопасности.

В группе “Доверие” отмечают, что на органы местной власти нельзя возлагать несвойственные им функции, в частности вопросы, связанные с мобилизацией. На этом акцентирует внимание глава группы, нардеп Олег Кулинич: “Наша позиция относительно сроков демобилизации такова: должно быть 36 месяцев с даты призыва для тех людей, которые уже служат. Все остальные предложения – это популизм, потому что мы понимаем, что полномасштабная война продолжается уже два года. Срок ротации бригады с “нуля” в тыл должен быть год. Никаких электронных повесток и блокировки карточных счетов. Все, что касается лиц с инвалидностью и попечителей должно остаться в тех пределах, как это есть сейчас”.

Кроме того, депутаты от “Довиры” предлагают ввести создание центров подготовки военнообязанных при действующих батальонах. Такие небольшие центры на 40-50 человек будут иметь необходимую инфраструктуру и кадровый состав инструкторов для прохождения качественного обучения до полугода. По идее группы, в течение шести месяцев подготовки при батальонах призвать человека невозможно, он имеет своеобразную “бронь”. А после – заключает срочный контракт с ВСУ и получает подъемные в размере годовой заработной платы.

“Это изменит систему мобилизации с принуждения на добровольность”, – убежден Олег Кулинич.

У внефракционных депутатов также есть предложения. Народный депутат Виктор Балога в феврале отмечал, что в стране десятки тысяч людей, которые годами получали блага от страны и в молодом возрасте лет ушли на пенсию: “Имею в виду военных и правоохранителей, которые в 40-45 лет шли на “заслуженный отдых” и получали различные льготы, потому что “тяжело” работали на государство. И сегодня, лишь небольшая часть этих из более 200 тыс. человек защищает Родину, а к остальным у власти вопросов нет. В то же время у нас прежде всего мобилизуют тех, кто всю жизнь был гражданским, тех, кого надо учить элементарным вещам, в частности, азам обращения с оружием. Строители, трактористки, грузчики, слесари, айтишники, сантехники и электрики мобилизуются в первую очередь и защищают страну, в то время как экс-правоохранители и военные на пенсии, часто с нарисованной инвалидностью, никого не интересуют. Есть ли проблема их найти? Уверен, что нет – было бы желание и политическая воля”.

Если затягивать с рассмотрением поправок депутаты не станут – то Верховная Рада может рассмотреть законопроект в конце марта в начале апреля.

spot_img
spot_img

В центре внимания

spot_imgspot_img

Не пропусти