Среда, 29 мая, 2024
spot_imgspot_imgspot_imgspot_img

В центре внимания

Судья Тандыр, который убил нацгвардейца, пытался избежать выплаты компенсации семье погибшего

В Киеве, в Святошинском районном суде, проходит процесс по делу судьи Алексея Тандыра, который обвиняется в причинении смерти 22-летнему нагвардейцу Вадиму Бондаренко в результате ДТП на блокпосту. Обвинение утверждает, что судья находился в состоянии алкогольного опьянения в момент происшествия.

Перед заседанием 19 декабря соцсети всколыхнуло обсуждение того, что Тандыр развелся с женой и переоформил на нее большую часть имущества – квартиру и машиноместо.

Еще 6 сентября в подготовительном заседании родные погибшего заявили гражданский иск на сумму 38 миллионов гривен. Однако имущество оставалось не арестованным.

Потерпевших представляет адвокатское объединение Aver Lex, которое много лет публично обслуживало беглого президента Виктора Януковича, разорвав договор только после полномасштабного вторжения РФ. Эти адвокаты подали ходатайство об аресте имущества 20 ноября.

“Мы предвидели такие действия Алексея Тандыра. Поэтому, чтобы обеспечить гражданские иски потерпевших и сделать невозможным отчуждение имущества обвиняемого, еще 20 ноября 2023 года подали в суд требование о его аресте.

Но судебное заседание, где этот вопрос должен был решаться, было сорвано из-за неявки его защитников. Через два дня, после этого, 06.12.2023 года судом вынесено решение о расторжении брака по иску жены Алексея Тандыра – Людмилы Тандыр.

А уже 12.12.2023 года, вероятно в СИЗО, между ними заключен договор о разделе общего имущества, по которому все имущество Алексея Тандыра переходит к жене.

Понятно, что такие действия направлены на препятствование потерпевшим в получении компенсации и в очередной раз указывают на недобросовестное поведение самого Тандыра.

Готовим иск о признании такого договора недействительным и будем настаивать на аресте этого имущества в уголовном производстве”, – написал в Фейсбуке адвокат Виталий Сердюк, после того, как Тандыр поделил имущество с экс-супругой.

Судья Тандыр, который сбил насмерть нацгвардейца, продолжает получать десятки тысяч зарплаты, находясь в СИЗО

“Когда узнала, что это судья, была такая злость”

Действительно, две недели назад вдова нацгвардейца Бондаренко прибыла в суд, чтобы дать показания. Однако рассмотрение дела не состоялось. Адвокаты обвиняемого Ирина Бовнегра и Олег Юрченко оказались привлечены в защите другого судьи – Вячеслава Дзюбина из Киевского апелляционного суда, которого с еще тремя служителями Фемиды заподозрили в получении взятки.

4 декабря в Высшем совете правосудия как раз рассматривали вопрос о разрешении на взятие судей под стражу. Правда, сам Дзюбин в ВСП в тот день не прибыл, поскольку его госпитализировали и защитник Бовнегра ездила к нему в больницу и получала справку от медиков. В Святошинский райсуд Киева адвокаты подали ходатайство об отложении заседания.

Жена погибшего Бондаренко расстроено объясняла суду, что с началом полномасштабной войны она с детьми проживает в Финляндии и имеет билеты на ближайшие дни. В Украину она ехала почти два дня, тратя деньги и расставаясь с детьми и приехать еще раз в ближайшее время она вряд ли сможет.

Теоретически суд мог провести заседание в отсутствие адвокатов Тандыра, ведь речь идет не об особо тяжком преступлении, когда участие защитника, согласно закону, является обязательным. Были и другие причины, не предусмотренные УПК, но облегчающие участие Тандыра, а именно, что обвиняемый имеет юридическое образование, ведь является профессиональным судьей и, наконец, потерпевшая не была очевидцем преступления и должна была только характеризовать погибшего, описывать свои душевные страдания и др. Но Тандыр наотрез отказался, чтобы заседание проходило без защитников.

19 декабря Анна Бондаренко уже участвовала в процессе по видеосвязи из-за границы. Она рассказала, что узнала о смерти мужа от родственников. На похороны не успела. Когда Вадима хоронили, она только садилась в автобус, чтобы ехать в Украину.

“У нас не стало семьи, у детей – отца, у родителей – сына, не стало близкого человека”, – описала она.

Семья воспитывала троих детей: общую дочь Полину 2021 г.р. и еще двух малолетних детей Анны от предыдущих отношений. Женщина говорит, что дети были полностью на содержании мужа. До мобилизации Вадима они, живя в селе, держали домашнее хозяйство – свиней, крупный рогатый скот. Кроме того, Вадим неделю через неделю работал на заводе. На будущее супруги планировали поехать за границу на заработки, чтобы купить себе жилье.

– Он настолько хорошо к ним (к детям – ред.) относился. Он 5 лет меньше (5 лет младше жены – ред.). Я не думала, что он в силу юности будет так хорошо относиться к моим детям. Он полностью взял всю ответственность на себя.

О том, что за рулем авто, которое сбило Вадима был судья, потерпевшая узнала из СМИ,

“Когда узнала, что это судья, это была такая злость на всех. Скажите мне, как в воюющей стране судья может позволить себе выпить, сесть за руль и лишать кого-то жизни?! Я сейчас об этом говорю, а внутри все бурлит… Это тот человек (судья – ред.), который должен защищать, а не забирать жизни (…) Что ему мешало сказать: “Извини, я оставил тебя без мужа, твоих детей без отца, извини, так сложилась ситуация. Пьяный или не пьяный я был. Так сложилось”. Что мешало этому человеку сказать просто извини?! За семь месяцев. Что?! Все виноваты. Воинская часть виновата. Вадим виноват. Этот человек (Тандыр – ред.) вообще не виноват. Его кто-то принес и поставил в ту машину. Извинения нормального, человеческого мы не дождались (…) 10 лет для Тандыра – это ничто. Он лишил нас целой жизни. А у него заберут 10 лет. Через 10 лет он выйдет и будет целовать своих детей, они будут его называть папой, будут проводить с ним время. А мой ребенок спрашивает: “Мам, а почему ты плачешь, а что за суд у тебя сейчас происходит?”, – рассказывает женщина.

Страховая компания, которая страховала Тандыра, выплатила семье погибшего 320 тысяч гривен. Кроме того, родня открывала счет для сбора средств от неравнодушных.

Как вспоминает потерпевшая, 19 июня 2023-го, после заседания в апелляционном суде по мере пресечения, ей позвонила жена Тандыра и предложила встретиться без адвокатов, чтобы “помочь материально”. Анна утверждает, что отказалась и ответила, что деньги из ее рук брать не будет и все будет так, как решит суд.

После этого в очередном судебном заседании Тандыр сказал, что его семья уже помогает. Семья стала проверять счет, который открыли для сбора пожертвований, и нашла четыре подозрительных платежа на сумму 18 тысяч гривен.

– Я попросила Вадиного брата Сашу, чтобы он при адвокатах, при судье вернул эти средства, чтобы это видели все (…) Об этом еще была предупреждена сама Людмила Тандыр, что я не буду ничего брать. Будет суд, будет гражданский иск, тогда будут компенсации (…) Сторона Тандыра отмечает, чтобы все проводилось правильно. Так почему они так анонимно перебрасывают?! Действуйте по закону, не перебрасывайте анонимно. Это была моя позиция с самого начала, – пояснила женщина.

В одном из судебных заседаний представитель потерпевших в присутствии журналистов пытался отдать деньги адвокату Тандыра Юрченко.

Обвиняемый вместо вопросов пытался извиниться перед потерпевшей.

– Госпожа Анна, я неоднократно извинялся, когда имел возможность это сказать вам. И я извиняюсь еще раз. Мне очень жаль, что так произошло и я причастен к этой трагедии. Я последователен и готов возместить, как я ранее отмечал. Но хочу просто выяснить вашу позицию. С самого начала вы заявляли и это в СМИ было, что от Тандыра ничего не нужно. Затем ваша позиция изменилась и вы начали заявлять, что подали иск и возмещение должно произойти только на основании судебного решения и в пределах, которые определит суд. Затем, в последнее время, мне поступают намеки от третьих лиц, чтобы я сейчас платил. Так вы определитесь, пожалуйста, с позицией возмещения: до приговора или после, или как это все должно произойти.

Вдова ответила, что ее позиция не изменилась, то есть компенсация должна быть такая, как решит суд.

Имущество не арестовали вовремя

Представители потерпевших обвиняют Тандыра в недобросовестности и попытке скрыть имущество от будущей конфискации.

Но сторона защиты считает, что их клиент ничего не нарушил. Ведь прокурор не ходатайствовал об аресте имущества в течение четырех месяцев на стадии досудебного следствия и в подготовительном заседании и поэтому, вроде бы, упустил такую возможность. По их мнению, подобное ходатайство на стадии судебного разбирательства во время допроса потерпевших противоречит процессуальному закону. На этапе следствия арестовали только авто как вещественное доказательство.

В прокуратуре объясняют, что ходатайствовать об аресте, вроде бы, можно было только после того, как потерпевшие заявили гражданские иски.

На волне резонанса прокурор подал собственное заявление об аресте имущества только накануне заседания, то есть 18 декабря.

– Ходатайство продублировано со стороны обвинения в связи с распространением информации о распространении и изменении собственности на недвижимое имущество, которым владел обвиняемый, – сказал прокурор Михаил Доманицкий.

– Он имеет право и заключать брак и расторгать брак, делить имущество и не делить… Если вы можете что-то объявить о незаконных действиях, то давайте об этом говорить. Если нет, то, извините, мы это воспринимаем как очередной инфоповод, чтобы все вокруг поговорили живет Тандыр с женой или не живет, содержит своих детей или не содержит, как они делят имущество и о других деталях их семейной жизни, – говорит адвокат Юрченко.

– Вам трудно, наверное, перед клиентами вашими сейчас объясниться и ответить на вопрос, почему вы это не сделали вовремя по кодексу, ведь вы величайшее, самое громкое адвокатское объединение AverLex, – обратился защитник Юрченко к представителю потерпевших.

Людмила Тандыр не является обвиняемой или подозреваемой, имущество не является вещественным доказательством и поэтому якобы нет оснований для ареста.

Арест имущества третьего лица возможен, когда речь идет о вещественном доказательстве или спецконфискации. Поэтому защита Тандыра требовала у оппонентов сослаться на норму закона, по которой они просят ареста имущества третьего лица для удовлетворения гражданского иска в уголовном процессе. Кроме того, адвокаты считают, что на решение подобного ходатайства необходимо было пригласить в саму владелицу или же ее представителя.

Тандыр изрядно возмутился интересом общественности к его личной жизни.

– Вопросы о разводе возникли значительно раньше. Еще с сентября возникли эти вопросы, а, может, еще раньше. Развод является следствием того хейта, который создается вокруг моей личности. Что касается моей личной жизни, моей жены и моих детей – никого из присутствующих не касается. Я даже запрещаю и о жене, и о детях моих говорить. Во-вторых, понятно, что при разводе должен быть решен вопрос совместного имущества.

У меня личного имущества не было. Один из объектов общего имущества – квартира, в которой проживают мои дети. Дети остаются проживать с женой. Так, деля общее имущество, думали, что как-то по-другому должно быть?! Обвинили, что я обманул суд, что я не получал зарплаты (на адвокатский запрос стороны потерпевших получена информация, что Тандыр с момента совершения преступления и по сей день якобы получает свой должностной оклад в 63 тысячи гривен ежемесячно – ред.) А вы смотрели в запросе, когда мне выплатили ту зарплату?! Мне шесть месяцев ничего не выплачивали и в конце или в начале декабря мне впервые выплатили зарплату. Суммы, о которых говорилось в прессе, это чисто начисленные, а выплачивается гораздо меньше, там налоги почти 20%, а то и больше. Почему-то никто не спрашивает, что мои дети ели в течение шести месяцев, пока я удерживаюсь под стражей. Дети начали болеть по очереди. Жена сидит с детьми и не может пойти на работу. А что дети едят, то никого не волнует. Главное, что Тандыр в СИЗО зарплату получает. Приносят, наверное, мне туда из кассы.

Местные адвокаты просили отдать им судью на поруки

Более полугода обвиняемый в смертельном ДТП судья содержится под стражей.

19 декабря прокурор в очередной раз ходатайствовал продлить ему меру пресечения. Защита же настаивала на круглосуточном домашнем аресте с электронным браслетом, ссылаясь на практику ЕСПЧ, что содержание под стражей должно быть не правилом, а необходимостью, крайней мерой и не должно применяться из карательных соображений.

Недовольство защитника вызвало то, что прокурор сказал, что статус судьи создает дополнительные риски поведения обвиняемого.

– Это надо воспринимать как откровенное неуважение к суду и всей судебной системе, – сказал адвокат Юрченко, – Вопросов к ней, наверное много, но это не может быть сконцентрировано все в нашем подзащитном. Все вопросы к судебной системе пытаются сегодня в такое горлышко сделать и направить к Тандыру. Кому-то не удовлетворили иск, кого-то еще что-то не устроило – во всем виноват Тандыр. Он виноват, потому что он судья (…) За счет СМИ смогли убедить общество, что этот судья антиморальный, негодяй, хуже шахедов, ракет, как он вообще живет на земле. Это закоренелое убеждение. Если этого достаточно, чтобы держать человека под стражей, чтобы выносить обвинительные приговоры – мы потеряем страну, потому что судебная власть и закон это один из столпов, на чем базируется государственность. Примеры в истории были, когда люди влияли на суд, разнося залы. Это было и в Святошинском суде – ломали, потому что они считали себя обществом и решили так сделать. Другой приходит в суд и бросает гранаты, потому что они считают, что им позволено.

Также Тандыр сообщил, что через адвокатов обратился к прокурору с ходатайством, чтобы его мобилизовали на военную службу. Он является офицером запаса и есть боевая воинская часть, которая хочет его принять на должность. Мол, в СИЗО он пользы не приносит, своих детей от воздушных атак защитить не может, то с автоматом в руках пошел бы защищать государство. Но пока прокурор на это ходатайство еще никак не отреагировал.

Обвиняемого в очередной раз попытались взять на поруки группа адвокатов из Макаровской и местный предприниматель. Адвокаты Александр Живага, Дмитрий Голумбовский, Максим Прокопенко сообщили, что неоднократно участвовали в судебных делах под председательством Тандыра, а предприниматель Александр Коваленко был в Макаровском районном суде народным заседателем. выступили в заседании. Все они говорили, что не первый год знают обвиняемого как справедливого и порядочного человека и верят, что он не будет скрываться от правосудия.

Прокурор и вдова погибшего Бондаренко возражали, чтобы Тандыра отпустили на поруки. “Он должен сидеть за решеткой”, – заявила потерпевшая.

В соцсетях призвали к расправе

Адвокат Бовнегра заявила о ходатайстве, чтобы рассмотрение дела продолжалось в закрытом заседании. По ее словам, при участии правоохранителей и представителей потерпевшей постоянно вбрасывалась информация, которая вызвала в обществе враждебные настроения в отношении Тандыра и его защитников.

– При отсутствии обвинительного приговора пытались постоянно составить исключительно негативное мнение относительно обвиняемого и стороны защиты. Постоянно давали интервью журналистам, что Тандыр и его окружение оказывают давление на экспертов, что семья обвиняемого перебросила средства на счет потерпевшей Бондаренко, которые являются издевательством. После чего под многочисленные камеры по окончании судебного заседания один из представителей потерпевших пытался вернуть одному из защитников эти средства… С первого дня задержания Тандыра в сети активно высказывали позицию о том, последнего нужно было расстрелять на месте, а именно на блокпосту, непосредственно после ДТП… После чего общество начало более агрессивно выражать свою позицию, не ограничиваясь физической расправой, но и в отношении защитников, – говорилось в заявлении.

Волна негатива в этой волне сильно возросла, когда представитель потерпевших Сердюк сделал в Фейсбук критический пост о том, что Тандыр переоформил имущество на бывшую жену. После этого корреспондентка “Бабеля” Анна Мамонова сделала свой пост в сети, который созвучен с постом Сердюка. Под постом пользователи Фейсбука начали призывать к расправе над обвиняемым, защитниками и судом: “Еще кого-то удивляют вчерашние гранаты в Закарпатье. Гранаты в Закарпатье – это только старт. Что за судья по делу?”…”.

Бовнегра привела случаи взрывов в судах: в июле 2023 года в Шевченковском суде Киева обвиняемый погиб и двое пострадали, 30 ноября 2017 года в помещении Никопольского райсуда Днепропетровской области потерпевший взорвал гранату, в результате два человека погибли и несколько ранены, еще один случай произошел 9 февраля 2023-го в Дарницком суде Киева, в результате чего пострадали 15 человек.

19 декабря судебное заседание длилось почти четыре часа. Судья вышел из совещательной комнаты и огласил решение только в 12 часов следующего дня.

Тандыр остается под стражей, в ходатайстве о передаче на поруки отказано. Частично арестовали имущество Тандыра – земельный участок и банковские счета. В аресте квартиры и машиноместа, переоформленных на жену, суд отказал.

В следующем заседании суд перейти к допросу свидетелей. Прокурор сказал, что имеет 40 свидетелей, из которых 35 точно планирует допрашивать. Подавляющее большинство свидетелей – военнослужащие, будут выясняться их анкетные данные, как они несут службу, как организованы блокпосты. Среди доказательств есть видео перемещения военной техники и работу ПВО, поскольку во время ДТП была тревога.

Суд согласился с участниками, что рассмотрение дела следует сделать закрытым в части свидетелей-военнослужащих, которые будут рассказывать о развертывании блокпостов, и тех доказательств, которые содержат гостайну в сфере обороны.

spot_img
spot_img

В центре внимания

spot_imgspot_img

Не пропусти