Четверг, 18 апреля, 2024
spot_imgspot_imgspot_imgspot_img

В центре внимания

Упреки за коррупцию: почему именно сейчас?

Октябрь 2023-го стал знаковым для Украины. Второй раз с начала войны мы не получили от США дополнительного финансирования (впервые – в августе). Зато весь месяц прошел в контексте намеков, что пора научиться собирать налоги, искоренять тень и бороться с коррупцией, которая собственно и “питается” из теневой экономики. И фактически резонансная статья во влиятельном издании Time лишь стала громким публичным сигналом, который уже нельзя игнорировать Киеву.

Бюджетная арифметика

19 октября в первом чтении был принят проект госбюджета на 2024 год, в котором доходы определены в размере 1,746 трлн грн, расходы – 3,308 трлн грн, а разница (дефицит) – в 1,593 трлн грн, которая должна снова покрываться преимущественно за счет международной помощи.

В этом году, по информации Минфина, макрофинансовая помощь от Европейского Союза составила $16,2 млрд, гранты от США – $10,9 млрд, средства от МВФ – $3,6 млрд, льготное финансирование от Канады – $1,8 млрд.

В следующем году, как надеется депутат из бюджетного комитета Верховной Рады Леся Забуранная, помощь от США составит около $14 млрд. В Минфине говорят, что ожидают от ЕС 12,5 млрд евро (четверть от пакета помощи в 50 млрд евро, рассчитанного на четыре года).

Но это только надежды. Глава миссии МВФ в Украине Гэвин Грей и заместитель директора Европейского департамента МВФ Ума Рамакришнан в интервью NV заявили, что Украине нужно “развивать собственные внутренние ресурсы для самофинансирования”, поскольку “все понимают: со временем и постепенно международная поддержка будет уменьшаться”. То есть – время “сосредоточиться на усилении возможностей собирать доходы – как налоговые, так и таможенные – собственными силами”. Намек более чем прозрачный.

В свою очередь Евросоюз, в процессе подготовки к отчету 8 ноября с оценкой заявки Украины на членство в ЕС, от которого будет зависеть, начнутся ли переговоры о вступлении, тоже намекнул на дополнительные условия, связанные с борьбой с коррупцией.

Ранее, в отчете Европейской комиссии по заявке Украины, содержалось более конкретное замечание, что полноценное членство в ЕС при наличии десятков схем уклонения от налогообложения будет невозможным.

Американцы решили пойти напрямик. В начале октября телеканал CNN обнародовал информацию о дипломатической ноте США, в которой говорилось о необходимости усилить борьбу с коррупцией для того, чтобы дальше получать финансовую помощь. Почти одновременно издание Politico написало, что администрация Джо Байдена гораздо больше обеспокоена коррупцией в Украине, чем признает публично. Далее уже была упомянутая история с обложкой и статьей в Time…

16 октября в Украину прибыла спецпредставитель США по вопросам экономического возрождения экс-министр торговли Пенни Прицкер, которая, по мнению СМИ, будет проверять расходы американских средств. Сама Прицкер подчеркивает, что ее задача значительно шире: оценить состояние украинской экономики и способствовать “прогрессу в различных сферах”, прежде всего в борьбе с коррупцией, от чего зависит “двухпартийная поддержка долгосрочной помощи Украине”.

А 27 октября лидеры Словакии и Венгрии выступили против пакета помощи Украине в 50 млрд евро. Напомним, на четверть этой суммы правительство рассчитывает в следующем году.

Что же происходит? Все очень просто: коррупция мешает вынуть деньги из тени, поэтому донорам приходится предоставлять нам больше средств, чем они могли без нашей коррупции. А с учетом эскалации на Ближнем Востоке, предстоящих выборов в США и рецессии европейской экономики, энтузиазм относительно выделения Украине многомиллиардной помощи уменьшается.

Тень, как она есть

За время войны не уменьшилась теневая экономика. Как она составляла по разным оценкам от 20 до 30% ВВП, так и осталась на этом уровне.

Как отмечают эксперты, именно из-за войны и уменьшения контроля существенно возросла доля подпольной водки, сигарет, топлива. Согласно подсчетам “Экономической экспертной платформы”, в первые три квартала 2023 года в тени, то есть без уплаты налогов и акцизов, продавалось от 6 до 12% автомобильного топлива (средний три квартала показатель – 10%), от 13 до 23% – табачных изделий (в среднем – 18%) и от 30 до 47% спиртных напитков (в среднем – 38%).

По мнению руководителя финансового комитета Верховной Рады Даниила Гетманцева, только неуплата акцизов и уклонение от НДФЛ через зарплаты в конвертах вызывает дыру в бюджете, недопоступления в размере 200 млрд грн. Объем манипулирования с налоговыми накладными это – 1,5 млрд грн ежемесячно. За 2022 год набежало 18 млрд грн. “Скрутки” (фиктивный налоговый кредит) в прошлом году забрали из бюджета не менее 16 млрд грн. “Конвертационные центры” еще 20 млрд. грн. потерь бюджета за год.

Объем контрабанды можно вычислить с помощью несложной математической задачи. Внешний товарооборот Украины за январь-сентябрь – $73,7 млрд. Импортировали товаров на сумму $46,6 млрд, а экспортировали – на $27,1 млрд. При этом за 9 месяцев поступления экспортной и импортной пошлин составили лишь 22,4 млрд грн ($612 млн). Соотношение налоговых платежей к обороту – 0,8%. Имеем наглядное подтверждение уклонения от легальной растаможки в сверхбольших объемах. По разным оценкам, потери бюджета от “серого” импорта и контрабанды – около 100 млрд грн в год.

Игра вне правил

Кроме экономического, есть еще и моральный аспект. Это проблема разрыва между теми, кто платит и не платит. Специалисты говорят, что только на рынке топлива этот показатель достигает пять-шесть раз.

Иллюстрацией такого диссонанса является ситуация в игорном бизнесе. Легальный сейчас дает рекордные суммы уплаченных налогов. В сентябре было уплачено 1 млрд грн, что на 300 млн грн больше, чем за весь 2022 год и в пять раз больше, чем за весь 2021 год. За август 2023 года игорный бизнес заплатил 2,28 млрд грн налогов. За девять месяцев – 6,65 млрд грн налогов. Это в 9,5 раза больше, чем за весь 2022г.

При этом нелегальные офлайн- и онлайн-казино, а также игорные залы, которые работают без лицензии, не платят ничего совсем, кроме коррупционных “взносов”. В Комиссии по регулированию азартных игр и лотерей (КРАИЛ) не могут четко посчитать объем теневого рынка гемблинга. Ориентировочно считают, что это 12 млрд грн в месяц и минимум 2 млрд грн неуплаченных налогов в месяц. Но, возможно, значительно больше, поскольку это оценка БЭБ на основе анализа транзакций банков в декабре прошлого года. В то же время, продолжают звучать призывы еще сильнее “закрутить налоговые гайки” легальному бизнесу. Не исключено, эффект будет прямо противоположный тому, что ожидают инициаторы.

“Если, например, игорный бизнес за девять месяцев этого года, это официальная статистика, уплатил налогов в 9,5 раза больше, чем за весь прошлый год, но при этом есть призывы: а давайте еще увеличим налогообложение. Притом что 70% находится в тени. Очевидно, что, скорее всего, и те, кто не в тени, начнут заходить в тень. Поэтому вопрос стоит так: если власть пойдет по этому пути, то это путь в никуда”, – отметил в интервью “Прямому” экономист Борис Кушнирук.

Кто должен бороться с тенью? По компетенции – соответствующие правоохранительные органы. Время от времени они это делают. Например, последняя новость: БЭБ разоблачил группу лиц, которая организовала систему из сайтов-зеркал, и предлагала игрокам подпольные азартные игры в карты и рулетку в реальном времени, датирована 24 октября. Злоумышленникам грозит до 680 тыс. грн штрафа.

Предыдущая новость – от июня – о том, что в Белой Церкви разоблачена сеть нелегальных игорных заведений. А перед тем в марте – в одном из ресторанов столицы “накрыли” подпольное VIP-казино, где изъяли четыре стола для игры в рулетку, 10 столов для игры в покер, компьютерную технику, более 10 комплектов фишек, игральных карт.

Возможно были и другие истории, которые не попали в прессу. Но похоже на то, что четкого указания на государственном уровне бросить все силы на системную борьбу с теневым гемблингом нет. Вместо этого звучат призывы повысить фискальную нагрузку на легальный сектор, который и так платит. Похоже, происходит и в других сферах экономики.

“Нужно осуществлять шаги, которые бы уменьшали тенизацию и уменьшали злоупотребления в различных сферах. При импорте продукции главная проблема заключается в том, что много продукции завозилось как волонтерская помощь, а, по сути, была просто скрытым импортом коммерческим, с которого не платят налоги. У нас есть проблема с возмещением НДС. Злоупотребления там как были, так и есть”, – отмечает Кушнирук.

Всем понятно, что борьба с теневым, нелегальным бизнесом и различными схемами – единственно правильный путь резкого увеличения доходов бюджета. Так же понятно – дальнейшее давление на легальный бизнес является прямым и коротким путем к полному краху экономики.

Несколько вопросов напоследок

Почему наши партнеры молчали в прошлом году и заговорили теперь? Скорее всего, из-за активной фазы боевых действий, потребности украинского войска и сосредоточенности на милитарных и гуманитарных аспектах поддержки. Но война затягивается, потребность во внешнем финансировании остается, поэтому вероятность, что международная помощь будет корреспондироваться с нашими успехами в преодолении теневой экономики и коррупции, высока.

Какой может быть сценарий, если власть не отреагирует на прозрачные намеки? Может случиться так, что мы продолжим получать в полном объеме военную помощь, а источники финансирования бюджетных расходов придется в значительной степени искать самостоятельно.

Худший сценарий, когда вместо детенизации будет усиливаться фискальное давление на легальный бизнес. Хотя никаких требований по повышению налогов ни со стороны стратегических партнеров, ни со стороны МВФ не слышно. Последние лишь напомнили в вышеупомянутом интервью об обязательствах властей Украины придерживаться взвешенной фискальной политики. Логичное замечание, вывод из которого может быть только один – доходы бюджета надо искать у “теневиков” и “схемщиков”.

spot_img
spot_img

Latest Posts

spot_imgspot_img

Не пропусти