Понедельник, 15 апреля, 2024
spot_imgspot_imgspot_imgspot_img

В центре внимания

Власть изобрела гврный способ спасать своих коррупционеров от наказания

Уже вскоре в Украине могут закрыть десятки резонансных коррупционных дел, фигурантами в которых значатся по меньшей мере 120 человек. Произойти это может через формальные и специально созданные в законе лазейки. Эти лазейки называются “поправки Лозового”.

Они предусматривают, что любое (не только коррупционное) дело могут закрыть, если суд признает, что до предъявления подозрения конкретным лицам следователи или детективы вели расследование дольше определенного периода, отмечает издание ZN.ua.

Ведь из-за “поправки Лозового” с 2018 года расследовать сложные коррупционные дела до вручения подозрения можно только 18 месяцев. Во время войны этот срок увеличили до 30 месяцев. На первый взгляд этого времени достаточно. Но когда речь идет о масштабной экономической схеме с международным элементом, которую строили годами, такие ограничения – просто еще один шанс для нарушителя выйти сухим из воды.

Согласно последнему опросу, проведенному по заказу “Зеркала недели” Центром Разумкова, более половины граждан видят в этом проблему. Так, 54,1% подтверждают, что нужно отменить временные ограничения по срокам расследования тяжких коррупционных преступлений.

В то же время в Раде уже более месяца не могут рассмотреть законопроекты №10100 и №10060-2, которые решают этот вопрос. Очевидно, что такое промедление правоохранительного комитета, возглавляемого народным депутатом Сергеем Ионушасом, изрядно играет на руку коррупционерам.

Так, одним из первых “под нож” из-за “поправки Лозового” пошел эпизод дела “Роттердам+” на 19,3 млрд грн – схемы, бенефициаром которой является олигарх Ринат Ахметов. К нему добавилось закрытое дело “короля контрабанды” Вадима Альперина, к поиску которого в 2019 году призвал сам президент Зеленский.

Успешно воспользоваться “поправками Лозового”, вероятно, смог и замглавы ОП Олег Татаров. Его коррупционное дело после многочисленных манипуляций закрыли 21 апреля прошлого года.

Также из-за тех же “поправок Лозового” судья ВАКС Ткаченко отказался рассматривать ходатайство об аресте имущества Коломойского и отпустил задержанного фигуранта дела Приватбанка. А вскоре и все зафиксированные эпизоды преступлений на десятки миллиардов в деле Приватбанка могут похоронить по тому же принципу.

В то же время “поправки Лозового” – это сугубо украинское правовое ноу-хау, созданное с единственной целью: отмазать от наказания “своих”.

Поэтому для наших международных партнеров, у которых практики ограничения сроков расследования до вручения подозрения вообще нет, такие закрытия дел “на пустом месте” выглядят как полный абсурд.

Например, коррупционный кейс украинского олигарха Дмитрия Фирташа в США расследовали еще с 2006 года. В то же время обвинение ему предъявили только в 2013 году – через семь лет после начала расследования.

Так что же такое те “поправки Лозового”? И почему “парламент Зеленского” за четыре года работы так и не смог отменить абсурдные нормы “парламента Порошенко”? Рассказываем ниже.

Что такое “поправки Лозового”?

“Поправками Лозового” была названа группа поправок в Уголовный процессуальный кодекс, которую уже бывший нардеп от Радикальной партии Олега Ляшко Андрей Лозовой внес в один из законопроектов. Лозовой сыграл роль некоего козла отпущения, репутации которого было не жалко для представления такой “юридической ерунды”. Ведь сами поправки явно были совместным “продуктом” тогдашних властных партий.

К тому времени НАБУ и САП уже реализовали ряд резонансных дел. Именно в 2017 году состоялись задержания экс-руководителя фискальной службы Романа Насирова и нардепа от провластной коалиции Николая Мартыненко. Тогда стало очевидно, что для новых институтов нет неприкосновенных. Поэтому путь спасения для себя тогдашняя власть увидела именно в законодательных изменениях.

Еще до вступления в силу “поправки Лозового” вызвали скандал. Ведь они без обсуждений, обоснований и с нарушением регламента были внесены в законопроект, целью которого было обеспечить изменения в ряд процессуальных кодексов через так называемую реформу Верховного суда.

О том, что в комплексе эти поправки несут системную угрозу на годы вперед, в 2017 году предупреждали и мы в Центре противодействия коррупции (ЦПК), и другие эксперты. Однако тогда в ответ на предостережения депутаты разве что отметили, что поправки вступают в силу через полгода после введения в действие закона и должны распространяться только на дела, начатые после этих шести месяцев – с 16 марта 2018 года.

К вопросу отмены поправок подошли после смены власти в 2019 году. Соответствующий законопроект инициировал президент Зеленский. Однако тогда новоизбранные нардепы со скрипом отменили лишь часть “правок Лозового”, касающихся государственной монополии на экспертизы и возможности назначать последние исключительно через суд.

В то же время категорически отказались отменять часть печально известных поправок в части сроков, которая, в частности, позволяла “отмазывать” подозреваемых в коррупции от ответственности.

Поэтому из-за промедления парламента до сих пор остаются в силе такие нормы:

1) ограничение срока проведения досудебного расследования до объявления подозрения в фактовых уголовных производствах. То есть следователи имеют 12 или 18 месяцев (в зависимости от дела) для проведения расследования до того, как вручить лицу подозрение;

2) обязанность закрыть дело в случае нарушения срока до или после подозрения. То есть даже если нарушитель уже в СИЗО и есть доказательства того, что он виновен, из-за нарушения сроков буквально на день дело должно быть закрыто;

3) продлить срок расследования может только судья, а не прокурор, как это было раньше;

4) разрешено обжаловать подозрения в уголовном производстве в суде.

С началом полномасштабной войны парламент попытался остановить сроки на период военного положения, однако сделал это способом, который в очередной раз позволил по-разному трактовать закон. Наконец за полтора года войны стало очевидно, что сроки могут обнулить все усилия в расследованиях преступлений россиян против мира и безопасности. Поэтому в августе этого года Рада также приняла закон, которым были отменены сроки для этих дел. На тот момент закрытию подлежали 98 тысяч таких производств. Однако коррупционные дела нардепы решили не спасать.

Верховный суд наносит удар

Позже дров в огонь к “поправкам Лозового” подложил и “реформированный” Верховный суд, уже бывшего председателя которого НАБУ и САП в этом году поймали на взятке в 2,7 млн долл.

Одно из первых противоречивых решений, которое придало “поправкам Лозового” новое дыхание, принял Кассационный уголовный суд Верховного суда в феврале 2022 года. Так, в одном из дел о коррупции, которое расследовала полиция, Верховный суд постановил: даже если дело начато до введения в действие “поправок Лозового” 15 марта 2018 года, его тоже можно закрыть после окончания сроков расследования. Грубо говоря, Верховный суд придал “поправкам Лозового” обратное действие во времени, тогда как в законе четко указано, что эти нормы, включая возможность закрыть дело по срокам, распространяются только на дела, открытые после введения в действие этих поправок.

Даже после начала вторжения Верховный суд не остановил практики “штамповки” таких решений. 31 октября 2022 года уже Объединенная палата Кассационного уголовного суда ВС с участием действующего главы ВС Станислава Кравченко решила, что если два дела объединяют и в одном из них досудебное расследование началось после введения в действие “поправок Лозового”, то все дело тоже можно полностью закрывать.

Фактически судьи Верховного суда взяли на себя роль законодателей. Более того, такие правила начали появляться в практике ВС уже на тот момент, когда следствие по многим делам было давно завершено и сроки считали совсем иначе, чем это определили судьи. И на протяжении всех этих лет вопросов к таким делам не возникало. В них следственные судьи без проблем давали разрешения на обыски, избирали меры пресечения, арестовывали имущество.

Параллельно с практикой Верховного суда и иногда со ссылкой на нее первые дела начал закрывать и Высший антикоррупционный суд.

В частности суд закрыл дело по ТЭЦ Дубневичей с убытками на 1,4 млрд грн. Речь идет о схематоз на Львовщине по хищению газа руководством Новороздольской и Новояворовской ТЭЦ. Конечные бенефициары схемы – действующий нардеп Ярослав Дубневич и его брат Богдан. Оба голосовали за “поправки Лозового” в предыдущем созыве парламента.

Впоследствии апелляционная палата ВАКС возобновила часть закрытых в первой инстанции дел, однако радоваться рано. Ведь дальше эти дела попадут в тот же Верховный суд, где, скорее всего, будут окончательно похоронены.

Кого отмажут от дела за коррупцию уже в ближайшее время?

Закрытие первого эпизода “Роттердам+”, дела “короля контрабанды” Альперина и использование “правок Лозового” в угоду Коломойскому – это лишь первые звоночки.

Дальше – больше. Среди десятков дел мы выбрали несколько тех, которые в свое время вызвали большой резонанс. Очевидно, что их закрытие будет иметь резонанс не меньший.

Мы и дальше будем рассказывать о делах-кандидатах на закрытие. Потому что сомнений в том, что власть еще не скоро решит проблему с “поправками Лозового”, пока не возникает.

Дело судьи Вовка

В июле 2020 года НАБУ и САП вручили подозрения судьям ОАСК: председателю суда Павлу Вовку, его заместителю Евгению Аблову и еще пятерым судьям. Всего в деле – 11 фигурантов.

По версии прокуратуры, Вовк и компания действовали в рамках преступной организации, которая имела целью захватить государственную власть, установив контроль над органами судейского управления и создав искусственные препятствия для их работы. Это в дополнение к обслуживанию интересов политических элит и бизнес-кругов.

В марте 2021 года прокуроры пошли к следственному судье продлевать срок расследования. Именно такой порядок устанавливали “поправки Лозового”.

Рассмотрение ходатайства защита превратила в цирк и затянула на несколько дней: адвокаты постоянно опаздывали на заседание, заявляли безосновательные отводы судьи, подозреваемые жаловались на здоровье и даже отдельно привлекли незрячего адвоката. А еще давили на следственного судью через ВСП.

В конце концов судья отказался продлевать сроки расследования в последний день срока. Прокуроры в этот же день завершили расследование. Впоследствии дело направили в суд.

Однако теперь защита настаивает на том, что дело направили в суд вне сроков и согласно “правкам Лозового” его надо закрывать.

Дело Приватбанка на 8,4 млрд грн

Дело по Приватбанку является одним из самых масштабных в истории антикоррупционных органов. Сумма убытков только в тех эпизодах, где есть подозреваемые, – более 17 млрд грн.

Ближайшими к закрытию сейчас являются дела по подозрению самого Игоря Коломойского, а также производства в отношении ключевых менеджеров Приватбанка Александра Дубилета, Владимира Яценко, Людмилы Шмальченко и еще трех человек.

Это то самое дело, в рамках которого Яценко в 2021-м ярко сняли с самолета в “Борисполе” при попытке побега. По версии следствия, за день до признания Приватбанка неплатежеспособным подозреваемые вывели миллиарды в пользу подконтрольных юридических лиц, в частности компаний “Ингосстрах” и Claresholm Marketing Ltd.

Однако расследование уже вскоре может оказаться бесполезным из-за “поправок Лозового” и своеобразного их толкования судами. Здесь вся надежда остается на судей ВАКС, апелляционная палата которого недавно отказалась передать дело в один из местных судов родного для Коломойского Днепра.

Дело компании “Энергосеть”

Его обвиняют в организации завладения средствами “Черкассыоблэнерго” и “Запорожьеоблэнерго” и их легализации, а также злоупотреблении служебным положением. Другими фигурантами дела являются бывшая и. о. председателя правления “Черкассыоблэнерго” Светлана Кузьминская и ее первый заместитель Алексей Беспалов. Следствие установило, что обвиняемые организовали незаконную схему, с помощью которой якобы завладели средствами государственных предприятий и крупных потребителей электроэнергии.

Благодаря добытым НАБУ доказательствам уже удалось признать недействительными 27 сделок на сумму более 1,5 млрд грн. Это стало основанием для возвращения государственным предприятиям 558 млн грн.

Мы в ЦПК подсчитали, что более 30 дел НАБУ и САП могут закрыть из-за “поправки Лозового” и практики Верховного суда. Суммы убытков или хищений в таких делах составляют около 40 млрд грн.

Эти дела топ-коррупции, на которые потрачены годы работы детективов, проведены экспертизы, собраны тысячи томов доказательств, закрывают без рассмотрения. Еще сотни и тысячи дел по коррупции, государственной измене – так же под риском закрытия из-за пресловутых поправок. К сожалению, точное количество таких дел в полиции, ГБР и СБУ подсчитать просто невозможно. Понятно лишь, что речь идет о тысячах уголовных производств.

Сейчас Рада имеет способ спасти хотя бы часть дел против коррупционеров благодаря законопроектам №10100 и №10060-2, где отмену губительных “поправок Лозового” объединили с не менее нужной реформой САП. Однако большинство парламентариев и дальше игнорирует проблему, вероятно, в собственных интересах.

Сколько еще дел будет закрыто, пока комитет и парламент игнорируют проблему, – неизвестно.

spot_img
spot_img

Latest Posts

spot_imgspot_img

Не пропусти