Понедельник, 15 апреля, 2024
spot_imgspot_imgspot_imgspot_img

В центре внимания

Александр Клименко: слабоумие и отвага фальшивых кредиторов или возвращение во времена Януковича

Слова “Янукович”, “Семья”, “Саша-стоматолог”, “Межигорье” – все они ассоциируются с прошлым, которое кажется уже далеким, особенно в контексте текущей войны в Украине. Однако, несмотря на это, эта реальность не исчезла, и обломки разрушенного коррупционного здания, оставшиеся после Майдана, продолжают портить жизнь Украины.

Итак, все по порядку. В далеком 2015 году харьковское государственное предприятие “Электротяжмаш” заключило кредитный договор с банком “Юнисон”. Вряд ли кто-то из читателей вспомнит, что это за банк, потому что он был не большим и запомнился специалистам рынка лишь тем, что входил в сферу влияния Александра Клименко. Был такой министр доходов и сборов при Януковиче. Эффективность этого “эффективного менеджера” определялась дружбой с сыном Януковича Александром, чья эффективность в свою очередь определялась не образованием стоматолога, а положением наследного принца. В целом это была классическая коррупционная вертикаль, которая в Украине получила название “Семья”, и Клименко был неотъемлемой ее частью.

Но после Майдана Нацбанк обратил внимание на то, что банк “Юнисон” имеет непрозрачную структуру собственников, и тот факт, что “источники происхождения их средств не подтверждены должным образом”. Конечно, откуда были все деньги понимали, но такого термина как “деньги семьи” в украинском законодательстве нет, поэтому НБУ поступил по закону и принял решение о ликвидации банка “Юнисон”. Топ-менеджмент этому активно противодействовал, занимаясь судебным спамом, и напирал на политическую составляющую действий Нацбанка. Что касается “политической составляющей”, то тут даже можно согласиться: финансовая структура, которая появилась благодаря этой “политической составляющей”, рухнула сразу после того, как эта “составляющая” стала другой. А судебные иски закончились ничем – банк приказал долго жить.

Теперь вернемся к кредитному соглашению с харьковским “Электротяжмашем”. Кто и почему подписал от имени государственного предприятия договор с тогда уже токсичным финансовым учреждением – второй вопрос. Возможно, правоохранители с этим еще разберутся. Сейчас интересна дальнейшая судьба этого договора. Речь в нем шла о двух с половиной миллионах долларов. “Электротяжмаш” находился тогда в весьма плачевном состоянии, долг выплачивал нерегулярно, договор продлевался, в счет погашения был зачислен депозит “Электротяжмаша” в “Юнисоне”… В общем, эта длинная история чудом выжившего промышленного гиганта не так важна. Важно другое: в итоге долг составил 431 тыс. долларов США. Именно эта 431 тысяча долларов фигурирует в письме ликвидатора банка, которое было направлено в адрес “Электротяжмаша” в 2020 году. Запомним эту сумму.

К тому времени процедура ликвидации банка, начавшаяся в 2016 году, уже подходила к концу, и акционеры банка, семь кипрских компаний, получили права на оставшееся имущество, в числе которого был долг “Электротяжмаша”. Сам по себе этот финт с передачей имущества ликвидируемого банка является с точки зрения закона сомнительным, потому что для этого существует четкая процедура, по которой в первую очередь банк должен рассчитаться со своими кредиторами, а уже потом делить остальное. Но дальше все стало еще интереснее.

Долг “Электротяжмаша” ушел “в свободное плавание”, приставая то “к берегам” коммерческих структур (ООО “Сиквеструм”, ООО “Финансовая компания “Фалькон-Финанс”, “Мелигант Групп ЛТД”), то возвращаясь снова к учредителям. Для чего это делалось не совсем понятно. Возможно, стояла задача “отмыть” эти обязательства от токсичного банка. Тем более, это “плавание” долга имело явно манипулятивный характер. Дело в том, что во всех структурах, которые ненадолго становились кредиторами, собственником или руководителем был один и тот же человек – некая Оксана Чепижко. Она же действовала от имени учредителей. То есть, она передала права на долг от себя себе. Ситуация эта выглядит абсурдной и с точки зрения закона – Гражданский кодекс запрещает представителю совершать действия в своих собственных интересах, или в пользу другого лица, представителем которого он является.

Позже, в ходе судебных споров, всплыли еще два интересных факта. Во-первых, директора двух компаний заявили, что договор о передаче долга, который стал основанием для дальнейшего судебного разбирательства, они не подписывали. То есть, видимо, имела место банальная подделка подписей. Во-вторых, доверенности, которые выдали пять оставшихся компаний для осуществления передачи прав, на момент заключения договора о переуступке долга были недействительными. Кстати – упомянутые доверенности были выданы и нотариально заверены на территории Российской Федерации!!!

В конце концов, в результате этих сомнительных манипуляций, права на долг “Электротяжмаша” получил один ФЛП, все тот же Чепижко А.В. Так на сцене появилась скромная женщина-предприниматель, которая требует вернуть причитающиеся ей деньги. Напомним, эти деньги она не заработала, не унаследовала, они никогда ей не принадлежали, и этот долг появился путем сомнительных с точки зрения закона манипуляций.

Казалось бы, идею пойти со всем этим в суд, можно охарактеризовать двумя словами – “Слабоумие и отвага”. Но отважная ФЛП Чепижко не побоялась трудностей, и даже … увеличила сумму долга, который ей якобы принадлежит.

В августе прошлого года Чепижко обратилась в суд с требованием вернуть ей 1,7 миллиона долларов и 4,1 миллиона гривен, вместо 431 тысячи долларов, о которых напоминал “Электротяжмашу” ликвидатор банка. При этом Оксана Чепижко сослалась на выводы некой экспертизы. Что в ней – неизвестно. Возможно, в обосновании там фигурировали мировой рост цен на нефть, пятна на солнце, магнитные бури… Как бы там ни было, в этом вопросе должен был разобраться суд, который бы определил обоснованность претензий.

Вместо этого начал раскручиваться маховик абсурда. Судья Хозяйственного суда Харьковской области настолько вошел в положение истицы, что принял решение, что ответчик должен вернуть ей не только то, что она просит, но и 17 миллионов гривен пени и процентов, о которых она не просила.

Обычно суды в таком случае либо удовлетворяют просьбу истца полностью, либо уменьшают сумму, учитывая обстоятельства. Но по собственной инициативе увеличить сумму иска в разы – это беспрецедентное решение.

После ряда перипетий, связанных с регистрацией в суде апелляции, она все же была принята судом, и теперь в рамках уже апелляционного рассмотрения дела проводится экспертиза обоснованности требований отважной предпринимательницы. Речь идет и о расследовании уголовного дела по заявлению АО “Украинские энергетические машины”. Правда, идет ни шатко ни валко. Хотя следствие могло ответить на несколько интересных вопросов. Например – в чьих интересах действует госпожа Чепижко?

різне qhtiquqiqkuiquant

От названия “Юнисон” долг “Электротяжмаша” как могли отмыли. Но сама Оксана Чепижко ранее работала не только в банке “Юнисон”. До этого она была топ-менеджером в структурах одноименной финансовой группы, причем в то время, когда Александр Клименко находился на пике карьеры, а “Семья” использовала Украину как кормовую базу. Да и сейчас Чепижко занимает шикарный офис в киевском офисном центре “Гулливер”, где проводились обыски в рамках расследования деятельности Клименко.

Кстати, интересно, что на сцене неожиданно возник еще один персонаж – Константин Брыль, бывший глава Запорожской государственной администрации. Он вступает в переговоры “от имени и по поручению” Чепижко, лично встречается и переписывается с юристами “Укрэнергомашин”, убеждает, намекает, и вообще проявляет всяческую заинтересованность. При этом никакой формальной связи с Чепижко, и вообще с этой ситуацией он не имеет. Поэтому остается предположить, что его роль – “решала”, впрочем, “решала” большого калибра.

Тем более жизненный путь гражданина Брыля наводит на эту мысль. Бывший высокопоставленный ГАИшник, личный помощник застрелившегося министра МВД Кравченко, потом налоговая, таможня, СБУ, чиновничьи кресла… В общем, биография у человека по-своему уникальна – он успел поработать везде, и везде его сопровождали коррупционные скандалы. Перечислять их не будем, кому интересно, может погуглить. Правда Фемида до него так толком и не добралась. Единственное, за что удалось его привлечь, так это за неподачу деклараций на имущество. Правда, антикоррупционный суд это дело закрыл, и в памяти народной осталась лишь довольно нескромная сумма незадекларированного имущества – 43 миллиона гривен.

Появление на сцене персонажа, который начинал свою карьеру еще при Кучме, расцвел при Януковиче и даже умудрился побыть губернатором в послемайданной Украине, прекрасно характеризует уровень и глубину связей людей, которые намеревались выгрызть из харьковского промышленного гиганта миллионы долларов.

В общем, вопрос, действует ли Чипижко сама или по поручению представителей “Семьи”, которой когда-то служила верой и правдой, остается открытым. Как и вопрос о том, куда планируется направить отсуженные деньги “Электротяжмаша” – на личные нужды скромной предпринимательницы или на поддержку тех, кто хочет на броне российских танков въехать в Украину? И главное – на чью поддержку в высоких кабинетах рассчитывают люди, которые стремятся вернуть наглые коррупционные схемы времен “Семьи”?

8 января состоится очередное судебное заседание, на котором будут рассмотрены не сомнительные результаты “экспертизы от Чепижко”, а выводы независимых экспертов, назначенных судом. Скорее всего, они радикально удержат аппетиты истца, и апелляционный суд вынесет справедливое решение, поставив точку в этом карнавале судебного абсурда, защитив государственное предприятие.

spot_img
spot_img

Latest Posts

spot_imgspot_img

Не пропусти