Суббота, 22 июня, 2024
spot_imgspot_imgspot_imgspot_img

В центре внимания

Госпожа Гонтарева так и не нашла свой эквилибриум

24 мая одно из украинских медиа обнародовало интервью с бывшей главой НБУ Валерией Гонтаревой, в котором она подвергла жесткой критике монетарную и валютно-курсовую политику регулятора во время полномасштабной войны, назвав работу Нацбанка «ужасной».

Автора этих строк сложно заподозрить в чрезмерной симпатии к действиям НБУ, в том числе и во время войны. Годами мы с коллегами из Growford Institute пытаемся достучаться до регулятора, чтобы приблизить его монетарную политику к потребностям всей экономики, а не только ее финансового сектора. К сожалению, в большинстве случаев Нацбанк отказывается воспринимать конструктивную критику и предложения.

Но элементарное чувство справедливости заставляет реагировать и на критику госпожи Гонтаревой. Несмотря на то, что это уже сделал сам НБУ и некоторые независимые эксперты, остается несколько важных моментов, на которых стоит акцентировать внимание.

Весь набор обвинений в адрес Нацбанка построен с использованием классического метода пропаганды – полуправды: интервью содержит большое количество достоверных фактов, из которых профессор Лондонской школы экономики делает манипулятивные или откровенно ложные выводы. Логичной реакцией на такие манипуляции является смущение.

Значительная часть критики госпожи Гонтаревой касается валютно-курсовой политики регулятора. По ее мнению, НБУ слишком долго поддерживал фиксированный курс и недостаточно быстро либерализует валютный рынок, поэтому гривна является переоцененной. Иными словами, бывшая Глава НБУ критикует Нацбанк за поддержание относительной курсовой стабильности и публично (!) призывает к большему обесцениванию гривны, чем фактически провоцирует девальвационные ожидания.

Очень странно, что человек, который почти четыре года возглавлял НБУ, не помнит или игнорирует содержание статьи 99 Конституции Украины, где черным по белому записано, что «обеспечение стабильности денежной единицы является основной функцией центрального банка государства – Национального банка Украины».

Страны иногда прибегают к так называемой конкурентной девальвации (намеренного обесценивания собственной валюты) для стимулирования экспорта и ограничения импорта. Делается это обычно без публичных объявлений, поскольку такие действия трактуются как валютная война. Однако, сознательно девальвировать собственную валюту в ситуации, когда экспорт ограничен факторами безопасности и политическими факторами, а страна импортирует большое количество критически важных товаров, мягко говоря, не слишком логично.

Создается впечатление, что госпожа Гонтарева все еще находится в поисках эквилибриума (равновесного курса), которые привели к крупнейшему девальвационному всплеску в истории гривны в первом квартале 2015 года. Стоит напомнить, что непосредственным следствием таких «поисков» стало возникновение девальвационно-инфляционной спирали и опустошение полок продуктовых магазинов под влиянием паники.

Валютно-курсовая политика НБУ под руководством Валерии Гонтаревой была достаточно критически оценена двумя созывами Совета НБУ (в частности здесь и здесь), что делает ее советы в указанной сфере весьма сомнительными.

Что уж говорить, если госпожа Гонтарева даже не помнит, что в начале полномасштабной войны обменный курс был зафиксирован на уровне 29,25 грн/долл. (а не 27-28, о которых говорится в интервью). Очевидно, для того, чтобы лучше чувствовать эти вещи, необходимо находиться непосредственно в стране, на политику которой хочешь влиять.

Не менее противоречивы оценки бывшей руководительницы Нацбанка относительно процентной политики регулятора.

С одной стороны, госпожа Валерия констатирует, что высокая учетная ставка обусловливает чрезмерные расходы по депозитным сертификатам и ОВГЗ, что генерирует рекордные прибыли банков. И с таким утверждением невозможно спорить. Более того, об этих рисках мы писали не в 2024 году, а в тот самый день, когда НБУ повысил учетную ставку с 10% до 25%.

Но самое интересное то, что резкое повышение учетной ставки до 25% в 2022 году, которое вызвало комплекс проблем в сфере государственных финансов и заблокировало кредитование вне государственных программ, бывшая глава НБУ считает правильным! По ее мнению, Нацбанк просто опоздал со снижением учетной ставки.

Фактически, госпожа Гонтарева намекает, что НБУ должен был бы поступить с учетной ставкой примерно так, как сделал центробанк страны-агрессора, который после полномасштабного вторжения повысил ставку с 9,5% до 20%, но достаточно быстро снизил ее до уровня 7,5% (правда, в дальнейшем ставка снова выросла до 16%).

Вариант, при котором учетная ставка могла остаться неизменной на уровне 10% (не говоря уже о возможности ее снижения), Валерия Гонтарева не рассматривает вообще. И это закономерно, поскольку именно под ее руководством Нацбанк перешел к режиму инфляционного таргетирования, определяющей чертой которого, в исполнении НБУ, стала так называемая политика дорогих денег (высоких ставок).

Формальное оформление указанная политика получила весной 2016 года, когда в Положении об основах процентной политики НБУ учетная ставка была привязана к ставке по депозитным сертификатам. В дальнейшем так называемый дизайн монетарной политики претерпевал определенные косметические изменения, но в принципиальных моментах вся конструкция «работает» до сих пор.

Поэтому в определенном смысле все последующие Председатели НБУ были и есть верными продолжателями дела Валерии Гонтаревой.

Все вышеупомянутые противоречия обесценивают действительно конструктивные предложения бывшей руководительницы НБУ, в частности, о целесообразности реструктуризации портфеля ОВГЗ в собственности НБУ (со снижением номинальной доходности облигаций) и использования потенциала банков для усиления обороноспособности страны.

Рецепт успеха здесь прост: для того, чтобы быть услышанной, госпоже Гонтаревой следовало бы начинать не с критики своих идейных последователей, а с признания собственных ошибок на посту главы НБУ.

Правление Нацбанка обнародовало свою официальную позицию относительно заявлений Валерии Гонтаревой, в которой «опираясь исключительно на цифры, факты и оценку международных партнеров» в очередной раз повторило ту же мантру о макрофинансовой стабильности, о которой бывшая руководительница НБУ упоминала в саркастической манере в своем интервью. По мнению Правления НБУ, ее советы являются вредными, а их реализация с высокой вероятностью привела бы к масштабному валютному кризису.

Кроме того, Правление НБУ попутно обозвало «псевдоэкспертами» всех, кто критикует его за чрезмерные расходы по операциям с депозитными сертификатами, которые, к слову, за период с 2015 года достигают 232 млрд грн (в т. ч. за период большой войны – 166 млрд грн).

Ирония заключается в том, что даже такой неприемлемый формат коммуникаций с обществом – это непосредственное наследие Валерии Гонтаревой во главе НБУ. Достаточно вспомнить, как один из ее заместителей публично обзывал «демонами» всех несогласных с его причудливым представлением о том, какой должна быть государственная служба (себя, при этом, он считал «ангелом»).

Однако, значительно интереснее, чем официальная позиция Правления, была реакция действующего Председателя НБУ Андрея Пышного, озвученная на том же информационном ресурсе, что и скандальное интервью госпожи Гонтаревой.

Объясняя логику действий НБУ господин Пышный, в частности, отметил: «Закон определил, что наш первый мандат – это обеспечение ценовой стабильности, курсовой стабильности, финансовой стабильности; и при условии обеспечения предыдущих двух – поддержка экономического развития».

В этой цитате важно то, что о «курсовой стабильности» в контексте законодательно определенных целей НБУ (!) представители Нацбанка не говорили уже много лет, собственно, со времени, когда его возглавляла Валерия Гонтарева. И если это не оговорка, то речь идет об очень важном изменении в трактовке Нацбанком своей основной конституционной функции. И это не может не радовать.

Огорчает то, что сегодня НБУ продолжает платить банкам 16,5% годовых по трехмесячным депозитным сертификатам и 13,5% по депозитным сертификатам овернайт, тогда как годовой уровень инфляции составляет 3,2%. В абсолютном измерении это около 7 млрд грн в месяц.

И пусть Нацбанк сколько угодно называет несогласных со своей политикой «псевдоэкспертами», когда-то за такой аттракцион невиданной щедрости (особенно, во время войны) придется ответить.

spot_img
spot_img

В центре внимания

spot_imgspot_img

Не пропусти