Понедельник, 27 мая, 2024
spot_imgspot_imgspot_imgspot_img

В центре внимания

Как там дела с эффективным управлением, АРМА?

До сегодняшнего дня я не комментировал ситуацию вокруг остановки деятельности “Укрнафтобуріння” (УНБ). Но то, что происходит с компанией за последние восемь месяцев, а особенно – за эти две недели, выходит за рамки любой нормы.

Я все еще причастен к деятельности УНБ как должностное лицо JKX, одного из действующих акционеров компании. Вместе с советниками мы наблюдаем за ситуацией, которая складывается вокруг УНБ и пытаемся предостеречь компанию от негативных событий или их последствий. Но новый менеджмент УНБ с первых же дней начал делать достаточно “интересные” вещи.

Первое, что сделали “мамкины управленцы” УНБ, – это отложили реализацию газа “до зимы”, вроде бы цены будут выше. Как результат – в подземных хранилищах накоплено около 240 млн кубометров газа. Кстати, все налоги за газ (который на тот момент еще не был добытым) были уплачены преждевременно при моем руководстве, учитывая риски.

Так вот. Ценовой пик этого года пройден в августе-октябре, текущие цены на газ уже снизились на 3000 – 4000 грн грн/тыс м куб. Несложно посчитать потерянную дополнительную чистую прибыль в сумме более полумиллиарда гривен, прямые потери бюджета (НДС и налог на прибыль) – более 250 миллионов гривен.

Второе, что сделали новые руководители, – это разделили команду УНБ на своих и чужих, и уволили всех, кто работал в компании более трех лет. Вопреки имеющемуся уровню компетентности.

А недавно произошло то, что вообще ставит существование УНБ под большой вопрос. Вопреки действующему законодательству и здравому смыслу действующий менеджмент компании остановил добычу 1 декабря 2023 года. Но для этого не было никаких юридических оснований: остановка могла произойти не раньше аннулирования Госгеослужбой специального разрешения на пользование недрами №6349, то есть только 4 декабря. За это время руководство компании могло принять меры для восстановления разрешения, но никто ничего не сделал.

А еще никто ничего до сих пор не может сделать с тем, что добыча на Сахалинском месторождении падает. И это несмотря на публичные обещания руководства “Укрнафты” увеличить годовую добычу нефти на 14%. Уже на момент потери лицензии УНБ добывает на 220 тыс. куб м меньше газа, чем мы. Текущая эксплуатация скважины месторождения – это признак либо отчаяния нынешней команды, либо вопиющей профнепригодности. Нельзя сначала глушить одну скважину, а потом ожидать от нее хоть какой-то дебит. А вместо ремонта другой скважины, разжимать ее и проводить запрещенный тип технической эксплуатации. Если что, то в розетку пальцы тоже нельзя.

В сухом остатке имеем то, что имеем: у тебя на счетах 1,8 млрд гривен, а ты даже не начинаешь запланированных еще в прошлом году новых проектов (бурение скважины 87, капитальный ремонт двух скважин и восстановление пробуренной еще в советское время скважины), у тебя заполнены хранилища газом, твоя коммерческая стратегия не работает, ты в дополнение ко всему теряешь право на добычу. Шел 6-й месяц “управления” с целью “недопущения или предотвращения прерывания функционирования УНБ и/или риска сбоя в поставках природного газа”…

PS пока я работал как председатель Правления УНБ, предприятие достигло значительных результатов. Мы ежегодно обновляли будущие стратегии поддержки и развития бизнеса. Обновляли менеджмент, подбирали профессионалов с соответствующими компетенциями и опытом. Это было сложно, но стоит того, чего мы вместе достигли. Я и сейчас прилагаю все усилия для сохранения созданной мной команды специалистов, конечно уже за пределами УНБ.

Очевидно, что в нынешних условиях УНБ уже не сможет восстановить качество и уровень своей деятельности сопоставимой до момента прекращения добычи углеводородов на Сахалинском месторождении. Так что же может произойти дальше?

Если говорить о лицензиях, то действующее законодательство по недропользованию определяет всего два способа получения спецразрешений: аукцион и вне аукциона. Проводить аукцион в текущей ситуации – это фарс. Никто не купит спецразрешение, если не имеет контроля над компанией. Без аукциона – сложно, есть нюансы.

Простой добычи углеводородов на Сахалинском месторождении это:

– сокращение общегосударственной добычи углеводородов, минимум на 3%;

– ежемесячные сокращения поступлений в бюджет налогов (рентной платы почти 200 млн грн, НДС почти 100 млн грн, налог на прибыль ориентировочно 80 млн грн);

– отсутствие поступлений в госбюджет средств от управления арестованным имуществом в размере 90% от обещанной “Укрнафтой” прибыли от УНБ в размере 1,7 млрд грн.

Все это – недополученные налоги, не закупленные дроны или военное оборудование, не профинансированная воздушная безопасность и многое НЕДО-, что мы обеспечиваем собственными средствами, а не за счет иностранных поступлений.

Как там дела с эффективным управлением, АРМА?

spot_img
spot_img

В центре внимания

spot_imgspot_img

Не пропусти