Суббота, 22 июня, 2024
spot_imgspot_imgspot_imgspot_img

В центре внимания

Как выживает украинская экономика с 2022 года

Два года Украина живет в состоянии войны, а экономика выживает в условиях военного положения. За это время некоторые отрасли отечественной экономики пострадали особенно сильно. И уж точно нет ни одной, которая бы улучшила свои позиции с начала российского вторжения.

Стабильность с привкусом горечи

Два года большой войны не уничтожили нашу экономику, как бы этого ни хотелось нашему врагу. Товарного дефицита не наблюдается, предприятия, рестораны и даже ночные клубы работают, люди получают зарплаты и пенсии без заметных задержек. Разумеется, растут цены, но гиперинфляции не было даже в первые месяцы после начала российского вторжения.

При этом следует обратить внимание на то, что в плане экономики первый и второй годы войны существенно отличаются друг от друга. Если в первый год, а, точнее, в первые его месяцы, ситуация стремительно ухудшалась практически по всем направлениями, то на втором году наметилась определенная стабильность, насколько это в принципе возможно в условиях отражения военной агрессии. Так, например, если в 2022 году ВВП страны обвалился на 29,1%, то в 2023 году он вырос более чем на 5%. Цены в 2022 году увеличились на 26,6%, а в 2023-м – всего на 5,1% (по официальным данным).

Обвал гривны также пришелся на первые месяцы после вторжения. Временами курс доллара на “черном” рынке подскакивал до 45 гривен, но потом снизился. А в 2023 году курс даже не превысил 39 гривен за доллар, и сейчас остается на тех же позициях. Что важно, национальную валюту не обрушило (пока, по крайней мере) отсутствие обещанной – и заложенной в бюджет – западной финансовой помощи, в первую очередь от США.

Все приведенные выше цифры свидетельствуют о том, что украинская экономика сумела адаптироваться к войне. Однако способность экономики – и страны в целом – приспособиться к условиям военного времени и научиться в них жить, не должна вводить в заблуждение. Ситуация, на самом деле, очень сложная.

“В цифрах последствия двух лет войны для Украины выглядят довольно трагично, – сказал в комментарии аналитик компании “Центр биржевых технологий” (ЦБТ) Максим Орыщак. – Экономика страны стала меньше примерно на 20%. Трудовой ресурс сократился на 20-25%. Внешний государственный долг вырос на 41%. Гривна ослабла на 37%. Общая инфляция за два года составила около 31%”.

К сожалению, по словам эксперта, пока продолжается война, ситуация в экономике будет только ухудшаться, поскольку “война и экономика – антагонисты”.

Орыщак подчеркнул, что украинской экономике за прошедшие два года удалось не скатиться в пропасть лишь благодаря колоссальной финансовой поддержке союзников.

“Без нее ущерб может стать катастрофическим”, – предупредил эксперт.

Действительно, если проанализировать бюджеты нашей страны за эти два года, то получается, что зарубежная финансовая помощь составляет половину всех бюджетных расходов и даже немного больше (в 2022 году она была на уровне 59% госбюджета, в 2023-м – 49%). Та же зависимость от финподдержки наших зарубежных партнеров отражена и в бюджете-2024.

Секторальный обвал

Что касается последствий войны в отраслевом разрезе, то, по словам Максима Орыщака, наименее пострадавшей оказалась розничная торговля – ее оборот сократился примерно на 10%. При этом наибольший урон был нанесен транспортной отрасли – грузооборот упал на 37%.

Здесь все понятно: с началом большой войны в стране было закрыто небо, в результате чего полностью прекратил работу авиатранспорт. В свою очередь, морской транспорт из-за российской блокады Черного моря существенно снизил объемы перевозок. Другие виды транспорта также испытывают сложности, учитывая тот факт, что значительная часть Украины оккупирована, а перевозки в прифронтовой зоне либо упали, либо вообще сведены к нулю.

Два года войны нанесли ущерб строительной отрасли. Она уменьшилась примерно на 36%. Под ударом оказалось и промышленное производство. Здесь отмечено падение на треть.

Максим Орыщак уточняет, что приведенные выше расчеты сделаны на основе данных статистики за 2022 год и три квартала 2023 года. И вполне вероятно, что когда появится информация по четвертому кварталу 2023 года, общая ситуация будет выглядеть немного лучше (опять-таки, из-за достижения относительной экономической стабильности в минувшем году, – “Апостроф”). Однако тенденция в целом не изменится.

Кроме того, говоря об ущербе, нанесенном войной различным секторам экономики, нельзя не вспомнить об энергетике.

В первую военную зиму 2022-2023 годов объекты украинской энергетической инфраструктуры подвергались массированным ракетным атакам, в результате чего практически вся страна на долгие часы, а иногда и целые дни погружалась во тьму. За весну-лето многие энергообъекты удалось восстановить. Кроме того, с того времени противовоздушная и противоракетная оборона Украины существенно усилилась за счет западных вооружений, в первую очередь, американских зенитных комплексов Patriot. Видимо по этой причине, а также, что не исключено, из-за дефицита высокоточных ракет у врага, нынешней зимой поражений объектов энергоинфраструктуры было существенно меньше. И пока что блэкаутов удавалось избегать.

Правда, в последнее время Россия активизировала атаки на нашу энергетическую инфраструктуру. По словам вице-премьера по восстановлению Александра Кубракова, сейчас сосредоточил свои силы на поражении промышленных предприятий.

Ущерб украинской энергетике, которая продолжает страдать от постоянных вражеских обстрелов, также наносит сам факт оккупации территорий.

“Главная проблема энергетики за последние два года – потеря около 16 гигаватт генерирующих мощностей, – заявил “Апострофу” директор энергетических программ Центра Разумкова Владимир Омельченко. – В первую очередь, это самая крупная в Украине Запорожская АЭС, которая сейчас находится в оккупации. Кроме нее под оккупацией оказался ряд тепловых электростанций, большие мощности “зеленой” генерации (ветровой и солнечной), а также Каховская ГЭС, разрушение которой стало не только потерей для энергетики, но и причиной экологической катастрофы”.

Вместе с тем, энергетика научилась выживать в условиях войны. После объединения энергосистем Украины и Европейского Союза у нас появилась возможность импортировать электроэнергию из стран ЕС. Понемногу увеличивается добыча угля. При этом текущий отопительный сезон мы проходим без импорта газа (хотя, как отметил Владимир Омельченко, это связано не с увеличением его добычи, а с падением потребления).

На топливном рынке до начала большой войны наша страна получала значительные объемы горючего, в первую очередь, дизельного топлива и сжиженного газа, из России и Беларуси. После вторжения этот канал поставок закрылся, что стало причиной возникновения дефицита нефтепродуктов в первые военные месяцы. Уничтожение врагом отечественных мощностей по производству горючего лишь усугубило проблему.

Начиная со второй половины 2022 года, рынок автомобильного топлива удалось стабилизировать за счет импорта из стран Европы.

Разумеется, цены на горючее выросли, в том числе, из-за девальвации гривны, ведь почти все нефтепродукты в Украине сейчас импортные. Тем не менее, дефицит был преодолен, а цены не только стабилизировались, но и немного упали.

Ситуацию на рынке автомобильного топлива не ухудшили ни повышения налогов, ни перекрытия протестующими границы с Польшей. В каждом из этих случаев происходил незначительный и непродолжительный рост цен, который со временем нивелировался аналогичным снижением.

Сегодня цены на горючее остаются стабильными. Правда, в последние дни они чуть подрастают. И есть опасения, что в скором временем нефтепродукты подорожают еще больше. Одна из причин этого – блокада границы с Польшей фермерами, которые не пропускают любые грузы в обоих направлениях, в том числе и автомобильное топливо. Также росту цен может способствовать напряженность на Ближнем Востоке и в акватории Красного моря.

Битвы за урожай

Совсем скоро спрос на нефтепродукты в Украине вырастет, так как не за горами посевная кампания. Отечественные аграрии продолжают сеять и выращивать урожаи, несмотря на все сложности, связанные с войной.

Но ущерб, который война нанесла сельскому хозяйству, огромен. Враг прекрасно понимает, насколько важен агросектор для нашей страны, а потому стремится уничтожать зернохранилища, сельскохозяйственную технику, посевы.

По словам аналитика Центра исследований продовольствия и землепользования Киевской школы экономики Романа Нейтера, потери отечественного аграрного сектора после вторжения можно условно разделить на две категории – это утрата физических активов и недополученная прибыль.

В первом случае речь идет об убытках в результате непосредственного уничтожения материальных ценностей – элеваторов, сельскохозяйственной техники, зерна и так далее. В разговоре с “Апострофом” эксперт оценил такой ущерб в 10,3 миллиардов долларов. А недополученный доход украинских аграриев оценивается на сегодня в 69,8 миллиардов долларов.

“Эти цифры учитывают потери из-за невозможности обрабатывать землю на территориях, попавших под оккупацию, а также на прифронтовых территориях, заминированных и загрязненных взрывоопасными предметами. По оценкам, в результате российского вторжения Украина потеряла 20-25% пахотных земель. В эту же цифру (69,8 миллиардов долларов, – “Апостроф”) входят и потери производителей из-за снижения цен на внутреннем рынке, которое произошло из-за того, что невозможно было экспортировать урожай”, – говорит Роман Нейтер.

Тем не менее, несмотря на все сложности, в аграрном секторе не произошло массового банкротства предприятий. И на протяжении двух лет фермерам удавалось обеспечивать продовольственную безопасность страны и даже отправлять свою продукцию на экспорт.

Вывоз по морю аграрной продукции, как, впрочем, и любой другой, в первые месяцы после вторжения был затруднен из-за российской блокады морских торговых путей. Ситуацию удалось разрешить благодаря “зерновой сделке”, заключенной между Украиной, Турцией, ООН и Россией 22 июля 2022 года. Сделка не решила всех проблем украинского экспорта, но все же позволила его осуществлять. Впрочем в июле 2023 года РФ в одностороннем порядке вышла из “зерновой сделки”.

Тем не менее, Украина продолжила морской экспорт, используя для этого наиболее безопасные транспортные коридоры. И сегодня объемы поставок на мировой рынок даже больше, чем во время действия “зерновой сделки”.

“Морской коридор за последние месяцы обеспечивает объемы экспорта почти на довоенном уровне – 5-6 миллионов тон в месяц, что дает возможность вывезти большую часть будущего урожая, – говорит Роман Нейтер. – Правда, стоимость транспортировки по нему все еще выше, чем раньше, но она постепенно снижается”.

Кроме того, существуют возможности для экспорта по суше, через западную границу. Несмотря на то, что таким образом вывезти можно существенно меньше, чем по морю, он очень нам помог во время блокады моря.

Однако в последнее время украинскую границу блокируют польские протестующие – сначала это были автоперевозчики, впоследствии их сменили фермеры. Последние не пропускают в Польшу украинскую аграрную продукцию. И иногда дело доходит до откровенного варварства, как в случаях с высыпанным зерном из фур и железнодорожных вагонов.

Невоенные рельсы

Одна из главных проблем Украины сегодня – нехватка вооружений и боеприпасов. Дефицит связан с тем, что наши союзники в последние месяцы существенно снизили поставки. А США из-за неспособности американских законодателей принять соответствующий закон – вообще взяли паузу на неопределенное время.

Что же касается отечественного военно-промышленного комплекса, то он на сегодня не в состоянии компенсировать поставки наших зарубежных партнеров. Не в последнюю очередь из-за потерь, которые понесли предприятия “оборонки”.

“Полностью потеряны мощности по строительству и ремонту танков, которые базировались в Харькове. И, скорее всего, восстановить эти производства уже не удастся, поскольку на них использовалось уникальное оборудование, зачастую существовавшее в одном экземпляре, – рассказал “Апострофу” военный эксперт Михаил Жирохов. – Кроме того, возможно, в этом не будет и потребности, поскольку в Украине выпускались танки советского образца, для которых многие комплектующие поставлялись из России и других постсоветских стран”.

Тем не менее, военное производство понемногу оживает. Хотя, как для воюющей страны, тем более, обладающей мощным производственным потенциалом – слишком медленно.

“Едва ли можно говорить о переводе экономики на военные рельсы, – говорит Жирохов. – Я не могу привести пример, когда гражданское предприятие перешло бы на производство военной продукции. Растет производство военной амуниции – бронежилетов, касок и тому подобное. Но это также происходит на специализированных предприятиях, которые изначально были под это заточены”.

По его словам, можно говорить об увеличении выпуска бронированных машин.

“До полномасштабного вторжения это было фактически гаражное производство. Сейчас оно рассредоточено по разным регионам и выросло. Однако пока все еще рано говорить о массовости, – рассказывает эксперт. – Производятся также отечественные САУ “Богдана” и ракеты “Нептун”, но также в небольших количествах”.

Наиболее динамично сегодня в Украине развивается производство беспилотных систем. Впрочем, и в этом секторе мы пока не можем полностью покрыть потребности армии.

spot_img
spot_img

В центре внимания

spot_imgspot_img

Не пропусти