Пятница, 19 июля, 2024
spot_imgspot_imgspot_imgspot_img

В центре внимания

Приватизация ОГХК-ДемГОК: слияние похожее на “слив”…

Пресс-тур на Вольногорский горно-металлургический комбинат (ВГМК), организованный Фоном госимущества и UMCC Titanium (ГП ОГХК), стал закономерным продолжением последних событий вокруг титановой отрасли, а его главным итогом — заявление представителей ФГИ о начале подготовки компании к приватизации.

В ходе презентационного тура с участием представителей бизнес-ассоциаций, торгово-промышленной палаты, ряда СМИ и посольства Индии в Украине, директор департамента приватизации ФГИ Владислав Данилишин сообщил присутствующим, что уже в ближайшее время будет начата подготовка к процедуре определения стартовой цены и оформления документов, которые предоставят будущим инвесторам для изучения объекта (due-diligence).

По словам г-на Данилишина, у предприятия есть экспортная выручка и ресурсная база для добычи минералов в Днепропетровской и Житомирской областях, которые являются стратегическими в некоторых отраслях. Имеются также перспективы увеличения добычи и выхода на новые рынки. “Когда появится новый инвестор, он сможет по-новому прогнозировать и увеличить добычу в будущем, вкладывая деньги в предприятие и экономику Украины”, – заявил Данилишин.

Аукцион будет проходить на электронной площадке “Прозорро Продажи”, а чтобы не допустить прихода инвестора, связанного с государством-агрессором, будет запущена процедура изучения потенциального покупателя с привлечением правоохранительных органов. В дальнейшем, предприятие (пакет акций) будет передан инвестору после выполнения ряда условий, в том числе подписания договора купли-продажи, оплаты и согласования с Антимонопольным комитетом Украины.

Однако, при более глубоком погружении в детали будущей приватизации ВГМК выяснилось, что кроме целого ряда текущих проблем, таких как продолжительный простой, значительная амортизация производственных фондов и финансовые задолженности, потенциального собственника ожидает еще целый ряд других, не менее неприятных “сюрпризов”.

Два в одном

Как выяснилось в ходе презентации, вместо дисконтов и поощрительных стимулов, ВГМК будет продаваться с “довеском” и дополнительными инвестобременениями (назвать это инвестиционными обязательствами язык не поворачивается).Так, по плану ФГИ, в состав приватизационного лота ВГМК планируется также включить Демуринский ГОК, недавно конфискованный у подсанкционного российского олигарха Михаила Шелкова.

Поскольку Демуринский ГОК расположен в 200 км от основных перерабатывающих мощностей ВГМК, потенциальному инвестору придется решать не только задачу с увеличением добычи, но и строить новый маршрут доставки чернового концентрата в Вольногорск для последующей переработки. Все это гарантированно повысит себестоимость продукции, потребует строительства нового участка железной дороги и гарантирует плотное общение с бюрократией различного уровня и профиля.

Зампредсед правления UMCC Titanium Димитри Каландадзе не скрывает, что мера эта вынужденная и связана с проблемами собственной сырьевой базы ВГМК. Демуринский ГОК необходим ВГМК, как сырьевой придаток, поскольку собственного сырья комбинату при его нормальной работе, хватит всего на несколько ближайших лет!!!

Частичное решение этой проблемы представители ФГИ видят в сокращении добычи на Малышевском месторождении в Вольногорске с 5 млн тонн до 2 млн тонн и в параллельном наращивании добычи на Волчанском месторождении Демуринского ГОКа до 900 000 — 1 млн тонн. Как утверждает г-н Каландадзе, с учетом более высокого содержания минералов в Волчанском месторождении, “это даст нам возможность существовать 7-10 лет, пока кто-то разберется с месторождением”.

Очевидно, что приобретение проблемного горно-металлургического предприятия с истощенной минеральной базой, пакетом ценных методических рекомендаций по ведению бизнеса от ФГИ и перспективой вложения еще нескольких десятков миллионов долларов в логистику и транспорт — испытание не для слабонервных.

Если кто забыл, что бизнес в Украине это, в первую очередь, приключение, а уже потом коммерция — Welcome!…

Сырьевой пробел

Общеизвестно, что сырьевые проблемы ВГМК являются следствием многолетнего интереса к Малышевскому (Самотканскому) россыпному месторождению ильменит-рутил-цирконовых песков (открытому в 1954 году)со стороны Дмитрия Фирташа и созданной им горнодобывающей компании ООО “Мотроновский ГОК”.

В самом начале “десятилетия всемогущества Фирташа” — в 2004 году это предприятие получило специальное разрешение на пользование недрами, от Государственной службы геологии и недр Украины, продленное в 2019 году и действительное до апреля 2034 года Оно предполагает добычу сырья, пригодного для производства цирконового, рутилового, ильменитового, дистен-силиманитового и ставролитового концентратов на Мотроновско-Аннинском и Северо-Западом участках Малышевского месторождения общей площадью 82,3 кв км.

При мощности добывающего карьера — 2,7 млн тонн в год, запасов сырья Мотроновскому ГОКу хватит на долгие 58 лет, а государственный ВГМК, изначально спроектированный и построенный с учетом данного месторождения в далеком 1956 году, вынужден теперь искать сырье за сотни километров.

Согласно программе развития Мотроновского ГОКа, предприятие в первом квартале 2022 года должно было выйти на проектную мощность — 2,7 млн тонн. Но работы на нем не ведутся, а в марте действие Спецразрешения № 3640, выданного Мотроновскому ГОКу было прекращено Госгеонедрами, как и действие других аналогичных документов, выданных предприятиям Group DF. В мае Днепропетровский окружной административный суд (ДОАС) удовлетворил заявление Мотроновского ГОКа и остановил действие приказа Госслужбы геологии и недр Украины.

9 августа Верховный суд Украины открыл кассационное производство по жалобе ООО “Мотроовский ГОК” на постановление Третьего апелляционного административного суда от 22.06.2023 года по делу №160/8773/23 о прекращении действия специального разрешения на пользование недрами № 3640, выданного Мотроновскому ГОКу.

Несмотря на то, что до завершения этого судебного процесса, вопрос о ресурсной базе ВГМК остается окончательно нерешенным, все же, новое руководство ФГИ и UMCC Titanium, похоже, не намерено продолжать эту судебную эпопею и смирилось с потерей минеральных запасов, способных обеспечить потребности предприятия на десятилетия вперед и на порядок увеличить его стартовую стоимость. Со слиянием и приватизацией ВГМК-ДемГОКа история этого юридического противостояния будет окончательно закрыта.

К слову, аналогичная ситуация сложилась также с Селищанским месторождением титановых руд в Житомирской области. Его тоже вернули государству после аннулирования лицензий на пользование недрами компаниям Дмитрия Фирташа “Валки-Ильменит” и Междуреченский ГОК, однако юристам олигарха удалось остановить процедуру возврата через местные суды. Месторождение до сих пор находится в подвешенном состоянии. Окончания этой истории, как и активной позиции подчиненных Д. Каландадзе в деле возвращения некогда утраченной собственности ее законным владельцам — невидно. “Зампредправления UMCC Titanium — специалист по приватизации, а не наоборот” — иронизируют участники рынка.

Напомним, что появление Димитри Каландадзе в качестве зампредседателя правления UMCC Titanium и, фактически идеолога ее приватизации, сопровождалось слухами о том, что его задача — примирить титановые интересы Дмитрия Фирташа и государственные амбиции. Как видим, пока эта версия никак не опровергнута.

Без выторга

По результатам работы за восемь месяцев 2023 года производство основных руд комбината, таких как ильменит, рутил и циркон упало в три раза по сравнению даже с военным 2022 годом, а кредиторская задолженность достигла 350 млн грн, без учета кредита, увеличивающего ее до 630 млн грн. Чтобы привести показатели к “норме” руководство намерено сократить план горных работ с 4 млн тонн до 3 млн, а затем и до 2,8 млн тонн.

После скандала с реэкспортом продукции ВГМК через посредников Sic Lucea Kft, Timr Sp.z.o.o, Agroorganika Polska sp z.o.o — компаниям, связанным с РФ, зарубежные поставки продукции сократились в десятки раз. Как признал Димитри Каланадзе, новые контракты с крупнейшим американским и самым надежным покупателем продукции комбината c точки зрения национальной безопасности — не заключены. Причина, якобы в до сих пор не установленных ценах на 2024 год. При этом, сам Каландадзе неоднократно заявлял, что его основная роль заключается в построении прямых отношений с крупнейшими американскими и европейскими потребителями продукции украинского титанового госхолдинга. По состоянию на сегодняшний день, имеем диаметрально противоположную картину: долгосрочные контракты с американцами и европейцами не заключены; продажи на случайных оффшорных трейдеров продолжаются; скандалы с обвинениями в серых поставках на рынок страны-агрессора не утихают.

Правление с удовольствием продавало бы больше сырья за границу, но для этого возможно нужна соответствующая квалификация и компетенция. Системную работу по продвижению продукции на международных рынках и поддержание постоянного диалога с крупными западными партнерами — не заменит спорадическое сотрудничество с оффшорами с плохо спрятанными украинскими корнями.

Четвертую по счету попытку приватизации, один из некогда самых привлекательных лотов украинской экономики — ОГХК/UMCC Titanium, впервые в своей истории встречает с более чем полумиллиардными долгами, многократным падением производства, незавершенными судебными процессами по возврату ресурсных площадок, отсутствием серьезных экспортных контрактов, но зато, с безлимитным кредитом доверия от ФГИ и чрезвычайно жизнерадостным новым составом правления.

Кто бенефициар?

Приватизации без наличия заинтересованных сторон не бывает, в принципе. Выигрыш украинского государства от приватизации предприятий титановой отрасли да еще и в условиях войны — весьма сомнителен. Еще до недавнего времени ОГХК была успешной компанией и стабильно приносила прибыль. Незадолго до войны, Президент Украины презентовал американцам план трансформации экономики, в котором говорилось о создании полного цикла титанового производства, также был подписан Указ “О стимулировании поиска, добычи и обогащения полезных ископаемых, имеющих стратегическое значение для устойчивого развития экономики и обороноспособности государства”,Кабмину было поручено создать отдельную Государственную программу развития титановой отрасли Украины. С началом войны, все это приобрело еще большее значение, но, почему-то, было забыто.

Государство-агрессор наверняка хотело бы и дальше контролировать украинскую титановую отрасль, но возможности для этого теперь сильно ограничены. Некогда “амбассадор №1” оказался в экзиле и под санкциями ожидает экстрадиции в США, активы россиян конфискованы, доступ к приватизации закрыт. Максимум, на что можно рассчитывать — небольшие объемы украинского сырья, полученные окольно-оффшорными путями, кризис и деградация в отрасли, отсутствие инвестиций в украинские активы со стороны системного иностранного бизнеса. С серьезным частным инвестором, особенно американским и европейским — большая проблема. При предыдущей попытке продать госкомпанию 31 августа 2021 года, и 18 потенциальных покупателей (включая 12 иностранных), только 3 дошли до участия в аукционе, 2-м из которых было отказано из-за подачи неполных пакетов документов. Финалистами стали никому не известные “Стугна Лимитед” (Украина), “Нортленд капитал партнер Лимитед” (Великобритания) и “Тинвест” (Украина). Однаиз компаний оказалась связана с Group DF.

По словам Виталия Струкова, управляющего партнера BDO Corporate Finance и основного консультанта UMCC Titanium по приватизации, — серьезные международные компании не готовы участвовать в аукционе из-за отсутствия гарантий защиты крупных инвестиций. С тех пор, показатели операционной деятельности, собственные запасы продукции и экспортные возможности предприятий титанового госхолдинга существенно “просели”, а ситуация с гарантиями инвестиций вряд ли успела измениться к лучшему. Найти покупателя в 2023 году будет намного сложней, чем в довоенном 2021-м и даже в беспрецедентно тяжелом 2022-м. Фактический выпуск продукции в апреле-мае-2023 составил 30% от прошлогоднего, а выпуск основных концентратов упал до рекордно-критических значений за всю историю компании. Операционные убытки по итогам первого квартала-2023 г. составили 109 млн. грн., к концу второго квартала выросли до 250 млн. и на конец третьего квартала могут значительно превысить 500 млн. грн. При этом, экспорт титана из Украины сократился в 28 раз и не ясно, когда сможет восстановиться до довоенных значений.

Наиболее заинтересованной стороной в сохранении и поддержании статуса “приватизируемых” для государственных титановых активов, является, разве что ФГИ. Фонд сегодня проводит полностью независимую от Кабмина политику, забирает под свое управление конфискованные активы, сам принимает решения об их приватизации и пр. Но главное — по довоенной традиции, продолжает самостоятельно руководить стратегическими госпредприятиями. В итоге, несмотря на возрождение ОПК и создание новых кластеров Mil-Tech-индустрии мирового уровня, куда начали вливаться сотни млрд. грн., государственные титановые активы оказались в стороне от реформ, продолжают жить своей собственной жизнью и как ни в чем ни бывало готовятся к приватизации. Из чего будем строить новые ракеты, самолеты, спутники, дроны, корабли, бронемашины и пр. — не ясно.

Специально приглашенного для приватизации государственных титановых активов грузинского экспата Д. Каландадзе, похоже, устраивает любой сценарий, кроме реализации антикризисных мер на производстве и проведения качественных реформ. То он заявляет, что компания под его руководством имеет задачу до 2030 года создавать титановые продукты глубокой переработки… то уже через неделю-другую организовывает приватизационный пресс-тур.

Логика, последовательность и единство целей во всем этом многообразии активности всех действующих лиц — явно не просматриваются. Как итог, шансы на развитие упускаются, предприятия простаивают и деградируют, а приватизация из осознанного проекта, превратилась в вялотекущий процесс ради процесса.

spot_img
spot_img

В центре внимания

spot_imgspot_img

Не пропусти